Лента TH Новости Освоение космоса



Волнующие секунды перед стартом

∴ 144

Что ощущают астронавты сидя на 70-ти тоннах топлива?

1196

Мой экипаж был на корабле, примерно за три часа до запуска. Время было дано, чтобы завершить заключительные приготовления экипажа в кабине. Было много времени, чтобы думать о предстоящей работе, мысленно репетировать мои первоначальные обязанности на орбите и молиться о безопасности, успехе команды и будущем семьи. Мои тревоги были не о личной безопасности, а о предстоящей работе. Какие именно я буду решать задачи? На каждом из запусков я определенно испытываю чувство бабочек в животе в последние минуты подсчета.

Главные двигатели запустились за шесть секунд до старта. Орбитальный модуль содрогнулся, словно небоскреб во время землетрясения. Кабина завибрировала, когда основные двигатели вышли на полную тягу. Когда отчёт дошел до нуля, ускорители разом выбросили реактивный струи. Мощный удар в спину дал понять, что наш корабль сорвало с площадки. Выхлопы от сдвоенных ускорителей разгоняли ракету, пока нас все сильней и сильней вжимало в кресла. Так мы пронзали нижние слои атмосферы, сидя верхом на 3 миллионах килограмм тяги.

Примерно через 45 секунд двигатели убавили тягу, чтобы уменьшить давление на челнок. Это давление называется «максимальное динамическое давление» или «Max Q». Когда мы прошли плотные слои атмосферы, двигатели выдали полную тягу, о чем дал знать дикий грохот.

Через две минуты после старта, пустые ускорители отделились от ракеты, о чем дал знать сильный удар. И наша кабина на мгновение утонула в яркой вспышке. Три главных двигателя по-прежнему работали на более чем 500 000 килограмм тяги, но почти без вибрации, неся нас с комфортным ускорением 1G.

Корабль постепенно ускорялся до 3G и держал ускорение до последней минуты выхода на орбиту. Это ускорение было не особо приятным. Мне показалось, что двое друзей стояли у меня на груди. И наконец это чувство исчезло. При основном отключении двигателя, тяга упала до нуля всего за полсекунды, давление на мое тело исчезло, и мы были в свободном падении. Мы наконец начали миссию. Это было волнующее чувство физического и умственного облегчения после прохождения рискованной фазы выхода на орбиту.

Илья Фесенко