Лента TH Новости Биоинженерия


Открыты новые пределы функциональной части человеческого генома

∴ 239

Эволюционный биолог из Университета Хьюстона опубликовал новые расчеты, которые показывают, что не более 25 процентов человеческого генома являются функциональными. Это резко контрастирует с предложениями ученых в проекте ENCODE, согласно которым, функциональными являются до 80 процентов генома.

672

В работе, опубликованной в «Геномной биологии и эволюции», Дэн Граур сообщает, что функциональная часть человеческого генома, вероятно, составляет от 10 до 15 процентов, а верхний предел – 25 процентов. Остальное – так называемая мусорная или бесполезная, но безвредная ДНК.

Ученые, занимавшиеся изучением функциональности генома, использовали обманчиво простой подход к определению того, какая часть генома функционирует, используя вредную скорость мутации (то есть скорость, с которой происходят вредные мутации).

Ранее были определены как размер генома, так и частота вредных мутаций в функциональных частях генома, а исторические данные документируют уровни человеческой популяции. Имея эту информацию, Дэн Граур разработал модель для расчета снижения репродуктивного успеха, вызванного вредными мутациями, известными как «мутационная нагрузка», по отношению к здоровой части функционального генома.

Из-за вредных мутаций каждая пара каждого поколения должна давать немного больше детей, чем две, чтобы поддерживать постоянный размер популяции. За последние 200 000 лет коэффициент рождаемости варьировался от 2,1 до 3,0 детей на пару, сказал ученый, отметив, что глобальное население оставалось чрезвычайно стабильным до начала 19-го века, когда показатели рождаемости превысили уровень смертности у новорожденных.

Если бы 80 процентов генома были функциональными, для поддержания популяции потребовалось бы нереально высокие коэффициенты рождаемости, даже если бы уровень вредных мутаций был в нижней части оценок, считает Граур.

Если это так, то определить функциональную составляющую генома не составит труда, и нас ждут невероятные генетические эксперименты и открытия до конца этого века.

Филипп Дончев