Лента TH Новости Биоинженерия


Терапия стволовыми клетками для неврологических заболеваний: Дьявол в мелочах

∴ 329

Терапия стволовыми клетками предлагает многообещающий подход для иммуномодуляции, нейропротекции и восстановления поврежденных нервных систем, но они еще не готовы к широкому использованию.

307

Так утверждает Джеффри А. Коэн, доктор медицинских наук, директор Центра Mellen для лечения и исследования рассеянного склероза Кливленда, на 25-й сессии секции «Тематические споры» по терапии стволовыми клетками для неврологических заболеваний на ежегодном собрании Американской академии неврологии в 2017 году в Бостоне. В беседе, озаглавленной «Дьявольские мелочи, вызовы и неопределенности», д-р Коэн представил более осторожную сторону дебатов.

Многие методы лечения стволовыми клетками находятся на разных стадиях развития, каждый из которых имеет свою цель, наборы данных, риски и эффективность. В настоящее время ничто не должно рассматриваться как стандартный уход. доктор Коэн

Большая часть сессии была сосредоточена на двух подходах (суммированных ниже), которые получили наибольшее внимание при рассеянном склерозе (РС), болезни, которую доктор Коэн опубликовал и представил на международных конференциях. Он подчеркнул, однако, что обсуждаемые концепции в целом применимы к другим методам лечения стволовыми клетками и для других неврологических заболеваний, включая болезнь Паркинсона, болезнь Хантингтона и травму головного мозга.

Иммуноаблация с последующим введением аутологичных HSC может рассматриваться как мощная противовоспалительная стратегия для перезагрузки иммунной системы. Доказанные на сегодняшний день данные свидетельствуют о том, что терапия является долговременной, основываясь на продольных данных до 7 лет у пациентов с РС.

Но д-р Коэн, который также является директором Клинической Экспериментальной Терапевтической Программы, посоветовал своим коллегам соблюдать осторожность, прежде чем они рассматривают предложение этой терапии, по следующим причинам:

Риск смерти при трансплантации HSC. Хотя он составляет 1-2%

Отбор пациентов имеет решающее значение. Эта терапия предлагает только противовоспалительные преимущества. Она не восстанавливает повреждение нервной системы и, таким образом, не рекомендуется для прогрессирующих форм РС.
Это не значит, что ее надо проводить в частных условиях, под «покровом ночи». Только больший центр здравоохранения, имеющий большой опыт в трансплантации HSC и управлении РС, должен попробовать эту терапию.

Необходимы совместные испытания. Следует ли оценивать этот подход как разумную альтернативу стандартным мощным вариантам противовоспалительного лечения, а не как последнее средство, в клинических испытаниях.

Детали присущи и вызывают опасения. Но при тщательном отборе, сборе большого количества данных и грамотном терапевтическом курсе, можно будет адаптировать подобную терапию для широкого рынка.

Филипп Дончев