Лента TH Новости Виртуальная реальность


Виртуальная реальность в области здравоохранения. Интервью

∴ 313

При разработке курса лечения крайне важно, чтобы мы могли как можно глубже изучить пациентов. Понять повседневные проблемы, с которыми они сталкиваются, а также влияние их состояния, чтобы разработать лечение с реальной точки зрения. Об особенностях такого погружения мы поговорим с Ником Леоном из Naked Eye Research (партнерской компании VCCP Health), которая использует VR для погружения врачей в жизнь пациентов.

423

Вы этнографический исследователь. Частью этого является наблюдение за людьми и тем, как они живут. Итак, что вас заинтересовало в использовании виртуальной реальности для проектов здравоохранения?

Около года назад я увидел в Ted Talk Криса Милка, а затем его историю VR (с использованием картонных очков Google) о кризисе сирийских беженцев. Я никогда ранее не испытывал таких чувств, погружаясь в повествование. Взгляд был совершенно другим, и меня сразу поразил тот потенциал, который VR имел для этнографии с точки зрения погружения и восприятия. Криса Милкговорил о VR как о машине эмпатии. Как только вы попробуете использовать VR, вы сразу поймете, что он имел в виду. Для любой организации здравоохранения это мощный инструмент понимания.

Можете ли вы рассказать о работе VR в области здравоохранения, которую вы сделали, и о том, как она поддерживает пациентов?

Во-первых, я думаю, что важно иметь четкое представление о том, что вы желаете донести до зрителя. Нет смысла использовать VR, когда и фильм может рассказать историю. Мы предложили использовать VR как способ повлиять на то, что чувствовали люди, прежде чем рассматривать истории пациентов. В нашем первом проекте (о гриппе и лихорадке) мы снимались в развивающихся странах. Наша аудитория была в Лагосе, Нигерии или Батаме в Индонезии. Погружаясь в хаос городской среды, зрители просматривали то, что они собирались увидеть, и испытывали более глубокое чувство любопытства к жизни других людей. Другая задача, которую нам дали – это попытаться изобразить об экстраординарный рост населения. К примеру, есть город, который увеличивает площадь на 7,5% в год. Но вы не можете понять, что это значит, глядя на график или сегмент на круговой диаграмме внутри стеклянного офиса. Опять же, мы решили разместить зрителя в разных контекстах, например, в середине крупномасштабных пустых строительных площадок, где квартиры, торговые центры через несколько месяцев заполнятся людьми, или на мега рынках, где продается все, от старого засушенного цветка, выставленного на подстилке, до последней модели смартфона.

Как вы думаете, есть ли другие приложения для VR в сфере здравоохранения?

Недавно VCCP озаботился проектом, позволяющим понимать болезни не только с точки зрения участия пациентов, но и с точки зрения грамотности здоровья, клинических испытаний, медицинского образования и особенностей терапии. Существует так много примеров того, как VR поддерживает неудовлетворенные потребности в медицинском мире. Что касается изучения пациентов и их опыта, я бы ожидал увидеть больше VR устройств, которые будут использоваться на симпозиумах, конференциях и образовательных программах.

Что еще можете добавить об использовании VR?

Я слышал, как кто-то сказал, что VR позволяет переживать историю, пока кинопроизводство ее просматривает. Это полезное различие. Чувствуется гораздо более активное участие. Имея это в виду, я заинтересовался соавторами историй VR с пациентами. Например, в проекте, посвященном изучению влияния конкретного аутоиммунного заболевания на жизнь пациента, мы вместе работали над написанием сценария в рассказах, которые разворачивают в уме и отображаются в VR. Выполнение этого на раннем этапе помогло нам понять, как пациенты видят свой мир, что влияет на их поведение и чувства в разных ситуациях. Другим фактором, который мы узнали, в основном посредством проб и ошибок, было использование звука в VR. Слух направляет взгляд зрителя. Это подталкивает людей взглянуть вокруг и максимально использовать опыт 360. Если правильные звуковые сигналы могут соответствовать визуальным эффектам, он также может действительно доставить свою альтернативную реальность. Представьте себе воссоздание того, как человек живет с эпилепсией или чем-то гораздо более сложным, таким, как шизофрения, которая имеет много разных психологических симптомов. Мы находимся на старте развития VR, поэтому пока еще несколько ограничены в возможностях. Хотя технология становится все лучше и лучше, некоторые из правил по-прежнему остаются верными: качественное повествование, понимание того, как платформа поддерживает это и потребности аудитории. Объединение всех этих функций обеспечит незабываемый, убедительный и познавательный опыт, и на самом деле это наша надежда на VR в области здравоохранения.

Филипп Дончев