Лента TH Новости Новости без рубрики


Писатель Марк О`Коннелл о трансгуманистах

∴ 331

Марк О`Коннелл заканчивает работу над очередной книгой под названием «Быть машиной». Книга представляет собой научно-популярный роман о мире трансгуманистов, людей, которые стремятся выйти за пределы возможностей человеческих тел, используя при этом современные технологии. Кибогизация, замораживание тела, загрузка сознания в систему искусственного интеллекта – это все про них. Это не первая книга писателя на данную тему, и сам он общался как с владельцами крио-лабораторий, так и биохакерами и кандидатом в президенты Золтаном Истваном. Писатель признается, что ранее ему была интересна тема трансгуманизма, однако всерьез он заинтересовался ей после рождения сына. Ниже, переведенное интервью с писателем.

129
Источник


Как именно вы определяете трансгуманизм? Врачи, например, заинтересованы в продлении человеческой жизни, но вряд ли можно сказать, что все врачи трансгуманисты.

Правильно, на самом деле определение трансгуманизма настолько широко, что вы почти просто можете описать ученого, и будете правы. Есть много различных определений, но для меня [трансгуманист] это кто-то, кто думает, что мы должны включить технологию в себя, чтобы использовать технологическую эволюцию, чтобы продвигать вперед эволюцию человеческого животного. Это те, кто хотят радикально отличаться от самого вида «человек». Они хотят быть буквально машинами. Я могу идентифицировать себя с идеей «Я хочу не умирать» но при этом «Я не хочу жить вечно». Трансгуманизм складывается из многих веяний. К примеру, не все трансгуманисты обращаются в службы крионики.

А как на счет людей, которые устанавливают электронные импланты под кожу, или планируют сохранить свое тело после смерти? Что заставляет это делать тех, кто считают себя трансгуманистами?

У всех трансгуманистов более-менее схожие истории того, как они пришли к этой идеологии. Когда речь заходит о детстве, многими из них двигал не только страх смерти, но и общее разочарование от возможностей человеческого тела. Отсутствие возможностей делать определенные вещи, бесконечно долго жить, бесконечно долго исследовать вселенную, обладать большим умственным потенциалом. Все те, кто одержимы человеческими ограничениями, начинают искать информацию в интернете и обнаруживают сообщества людей со схожими интересами. Они общаются и ставят цели, даже не называя себя трансгуманистами.

Трансгуманисты это люди, которые имеют много дел с техникой и технологиями. Их мало заботят вопросы расизма, половой дискриминации. Технологии позволяют человеку добиться привилегий. Тот же Илон Маск одержим идеей решить проблемы человечества благодаря технологиям и у него есть деньги, чтобы тратить на эту идею.

Какие трансгуманистические идеи показались вам странными? Отмечали ли вы изменения в себе после написания книги?

Наиболее странная и даже дикая идея, для меня, это загрузка сознания в компьютер. Я считал это едва ли не маразматичным бредом до того, как встретил Рэндала Коэна [он управляет проектом Карбонкопис (Carboncopies), который занимается эмуляцией мозга]. Он показался мне очень харизматичным. Он нашел способ, как грамотно объяснить возможность оцифровки мозга и сознания, перевода в двоичный код и донес свою мысль до меня.

Находились ли вы под влиянием данной философии? Вы упоминаете в книге, что вы не считаете себя трансгуманистом. Почему?

Когда я проводил время с биохакерами в Питсбурге, Грайндхаус, одну ночь мы провели в подвале, обсуждая наше. Один из парней говорил о том, что мечтает стать бестелесным, бесконечно сильным, сильнейшим существом во Вселенной и охватить ее целиком и полностью. Большинство трансгуманистов хотят быть едва ли не Богами. И тут я понял, что в этом наши идеалы расходятся. В ответ они заявили, что большинства людей развит Стокгольмский синдром по отношению к собственным телам. И мне лично не нравится такой подход, и я всегда стараюсь доказывать обратное в спорах с трансгуманистами. Общение с такими людьми буквально заставляет меня принять положение даже не человека, а чего-то хилого, мелкого, или простого млекопитающего. И я согласен с тем, что хочу жить как можно дольше, хотя при этом, не желаю жить вечно.

Говоря об ограничениях человеческого тела, а как насчет инвалидности? Когда вы настолько сосредоточены на превосходстве человеческого тела и своих ограничений, не означает ли это, что трансгуманисты преподносят инвалидность как порок?

Трансгуманисты и люди с инвалидностью это диаметрально противоположные люди. Трансгуманисты, с которыми я общался, очень часто говорили: «мы все ограничены в той или иной форме». Был инцидент, касающийся города Лос-Анджелес. Власти города предложили выделить массу средств, чтобы обеспечить здания пандусами для инвалидов. А кандидат в президенты Золтан Истван написал петицию против этого. Он заявил, что лучше потратить эти же деньги на разработку бионических протезов или имплантов, чтобы ограниченная физиология перестала быть препятствием. Этим он вызвал обиду у многих людей с инвалидностью и искренне не понимал, с чем это связано.

Как вы думаете, трансгуманистические идеи развиваются и становятся более популярными?

У меня нет хрустального шара, и я не знаю ответа на этот вопрос. Сейчас я вижу, что человеческая жизнь может измениться настолько радикально, что данные обещания сбудутся. Технологии развиваются не только благодаря идейной поддержке, но и сами по себе. Моя книга посвящена трансгуманизму, как культурному феномену, что прочно закрепился в Силиконовой долине. И я пришел к выводу, что есть очень, очень много людей, которые не называют себя трансгуманистами, но имеют абсолютно схожие взгляды. Силиконовая долина породила эту культуру и подарила ощущение возможностей, что связаны с технологиями. Мы считаем, что можем справиться с чем-либо, при помощи технологий, так что идея, разобраться со смертью, кажется естественным следствием этого.

Филипп Дончев