Сообщество людей, которые разделяют увлечения и интересы
в сфере науки, технологий и трансгуманизма.


T-mail Вход на почту T-mail
Заполучить инвайт
 

«Мой друг Юрий Никитин» (Ирина Глебова) (22 октября 2010)


Юрий Никитин

«В фантастике можно всё». Так писатель Юрий Никитин ответил на вопрос, почему ещё с юных лет избрал для себя именно этот жанр. Мне, знающей Никитина очень издалёка, хорошо понятен и «верхний», прозрачный смысл этого ответа, и «глубинный», скрытый от многих. Я написала «скрытый» не потому, что писатель делает тайну из своей жизни и биографии. Нет, у него даже есть книга, которая называется «Мне 65» — достаточно откровенная в плане «вот он, я». При этом Юрий Никитин никогда не любил и поныне не любит пиарить сам себя: много лет он не принимал приглашений на литературные встречи, тусовки, конференции, «Звёздные мосты», почти не общался с журналистами. Он просто много работал — писал книги. Может быть кто-то поразится, но тиражи его книг — без рекламы и раскрутки, — росли из года в год, издают Никитина самые крупные издательства, популярность среди любителей фантастики пребывает. Загляните в книжные магазины: полки раздела фантастики заставлены книгами Юрия Никитина.

Это присказка. А сказка-фэнтези начиналась давно, в послевоенные годы. Есть в городе Харькове район Журавлёвка: посёлок в центре города с частными домиками и дворами, рядом река и самый известный городской пляж с тем же названием — «Журавлёвка». Слава у района — самый хулиганистый в городе. Вот здесь родился и рос Юра Никитин, обычный журавлёвский пацан — безотцовщина, хулиган, драчун... Правда, кое-чем отличался.

Во-первых, здоровьем, а вернее — нездоровьем. У него был врождённый порок сердца и, как следствие — сильнейшие ревматические боли. Когда мальчишка шёл в кино (в те годы о телевизорах ещё и не слыхали, а фильмы смотрели в кинотеатрах), то садился на самое крайнее место в ряду. Сеанс кончался, все люди поднимались и уходили, а Юра ещё минут десять-пятнадцать медленно, превозмогая боли в суставах, разгибал руки и ноги...

Во-вторых, Юра любил читать книги. Ходить в школу и учить уроки не любил, как и многие его сверстники. А вот читать — да. И сегодня Никитин уверяет, что школа ничего ему не дала, он учил себя сам. И это правда.

Он окончил всего семь классов школы, а потом его просто исключили. Дрался Никитин по любому поводу и всерьёз. Бледный, худой, золотушный, часто болеющий и, при этом, как считали мальчишки, слишком заносчивый. Конечно, надо бить. А он доказывал всем и каждому, что не хуже других. Злость и гордость придавали силы. Вот и вылетел из школы как хулиган и драчун. Пошёл на завод слесарем. Мечтал — доживу до 18-ти лет, пойду в армию... Но медкомиссия военкомата выдала ему «белый билет» — то есть, подчистую освобождение от службы, поскольку, можно сказать, не жилец на этом свете.

Не знаю, поймут ли парни сегодняшнего времени сильнейшее разочарование молодого Никитина: в то время считалось позором не служить в армии! От стыда он решил уехать из города. Уговорил друга пройти вместо себя другую медкомиссии — «на вербовку». И уехал работать на лесоповал на Крайний Север. Ему было 18 лет. Оттуда, с лесоповала, уже было проще попасть в горно-таёжную экспедицию. В то время именно геологи были главными романтичными героями для молодёжи. А Никитин хотел быть героем.

Несколько лет Юрий Никитин в составе экспедиции ходил по Уссурийскому краю. Годы спустя он рассказывал друзьям, молодым писателям, собиравшимся у него на Журавлёвке, что не нужно ездить в африканские джунгли или на берега Амазонки — настоящий тропический лес и все его прелести есть именно там, на самом юге Дальнего Востока. Его рубежами на севере и западе служат Амур со своим притоком Уссури, а на юге и востоке — теплое Японское море. Огромная территория Уссурийского края вместила в себя и вздымающиеся на два километра лесистые горы хребта Сихотэ-Алинь, и широкие болотистые равнины вдоль Амура и Уссури, и второе после Байкала крупное озеро Сибири — Ханка, и красивейшее морское побережье, скалистые мысы и острова... По хребтам Сихотэ-Алиня Никитин ходил с экспедицией, на островах Японского моря плавал с аквалангом, охотился на рыб и кальмаров...

Но не эти впечатления стали главным итогом скитаний по красивым, но суровым местам. Казалось бы, такой больной парнишка в тех условиях просто окончательно загнётся! Но что есть тело и что есть дух? Что значат характер и целеустремлённость? Юрий Никитин хотел быть сильным во всём, и он им стал. Там, в тайге, вдали от городской суеты и привычных компаний он серьёзно занялся йогой, сыроедением, лечебным голоданием, закалкой. И через несколько лет вернулся в Харьков стройным, подтянутым красавцем с рельефной мускулатурой, мощными бицепсами. Да, потом он всю жизнь следил за здоровьем — порок сердца никуда не делся. Но то, что он сумел сделать с собой, своим телом — поразительно. Я лично сама надевала стетоскоп и слушала, как он управляет своим сердцем: 72 удара в минуту — две минуты глубокого сосредоточения, и — 40 ударов в минуту. На восхищённые восклицания друзей «Как ты так можешь?», спокойно отвечал: «Я чувствую сердечную мышцу так же, как вы — мышцы пальцев. Согнуть и разогнуть палец — это ведь так просто. Так же просто для меня запустить или приостановить сердце». Плавая в реке, он нырял минут на пять — задерживал дыхание с помощью гипервентиляции лёгких. Плавал Никитин прекрасно — красиво и мощно. Это и понятно, река рядом с детства. Но теперь он ещё и «моржевал» зимой, приучил к этому некоторых своих друзей-фантастов. Потому что с начала семидесятых годов Юрий Никитин был уже писателем-фантастом, которого охотно публиковали крупные издания.

Чтобы писать фантастику, нужно многое знать, из самых разных областей науки, техники, истории... Никитин знал поразительно много. В доме на Журавлёвке его комната была заставлена — от пола до потолка, от стены до стены, — самодельными книжными стеллажами. И стояли на них именно книги. В те годы, середина семидесятых, купить в магазине хорошую книгу было практически невозможно. Можно было «достать» — за большие деньги на «чёрном» книжном рынке, обменяться с такими же любителями. Юрий практиковал все способы, и книги у него были уникальные, редкие. Часть библиотеки составляли книги в мягких обложках на английском и польском языках — фантастика и детективы. Он специально самоучем изучил оба эти языка, чтобы читать эти книги, перевода которых на русский не было. И читал свободно.

Харьков, Журавлёвка, 1974-й год. У Никитина на шашлыках.
Харьков, Журавлёвка, 1974-й год. У Никитина на шашлыках.

В его дворе, по выходным дням, собиралась большая компания ребят, пишущих фантастику, читающих фантастику, любящих фантастику. Днём шли на пляж, вечером жарили шашлыки. Но главное — говорили, дискутировали, шутили на самые разные фантастические темы — телепортация, пришельцы, космические перелёты, генетика, евгеника... Среди друзей Никитина были научные сотрудники, кандидаты самых разных наук. Бывало, заходил спор о чём-нибудь, мнения расходились, Никитин спокойно поднимался, шёл в дом, брал с полки книгу, безошибочно раскрывал на определённой странице и цитировал — подтверждая именно своё утверждение. Любую книгу он мог открыть сразу на нужной странице — он читал их все. И, имеющий формально только среднее образование (экстерном сдал экзамен за два оставшихся школьных класса, просто чтобы иметь документ), он спорил на равных со своими высокоучёнными друзьями-фантастами. И часто оказывался прав.

Это уже позже, когда Юрия приняли в Союз писателей СССР, он учился в Москве на Высших литературных курсах при Литературном институте. И уже после этого не вернулся в Харьков, остался покорять Москву. Но это было в 80-е годы, а в середине семидесятых, в скромном дворе частного дома на Журавлёвке собирался, по сути, неформальный Клуб фантастов. Отсюда, от Никитинского круга, берут начало многие ныне известные фантасты харьковской школы. А вскоре он возглавил уже официально, как профессиональный писатель, студию фантастики при Харьковском отделении Союза писателей. Он всегда был лидером, примером для многих.

Юрий НикитинНадо сказать, что специально в лидеры Никитин не рвался. Но сила его обаяния, его человеческие качества тянули к нему людей, особенно молодёжь, как магнитом. При этом он был принципиален и никогда не отступал от своих убеждений — ни в жизни, ни в творчестве. Многих это шокировало, многие считали, что Никитин жёсток, что он специально эпатирует читателей. Ещё в 1973 году, в коротком предисловии к сборнику рассказов «Меридианы», вышедшем в Харькове, писатель Владимир Владко осторожно упомянул, что Никитину присущ «оригинальный подход к этичным проблемам». А писатель Радий Полонский также не удержался, отметив, что Никитин «резок в изобразительных средствах». Это когда ещё было — почти сорок лет назад! А сейчас в Интернете о Никитине говорят и спорят наверное больше, чем о других писателях. И тоже нечто подобное: от «Такая злая и дерзкая книга нужна, чтоб пробудить социальное болото» до промежуточного «Палку Никитин точно перегибает» до откровенной ругани типа «Сам себя считает величайшим писателем всех времён и народов», «Оскорбление сколько-нибудь выдающейся личности считает своим достижением, постулируя это как «ломку стереотипов в культуре»... Я же на это скажу так: Никитин никогда себе не изменял.

Не изменял писатель Никитин и своим тематическим привязанностям. Да, конечно, сейчас у него написано и выпущено трудно даже сказать сколько книг — более сорока, наверное. Все они очень неожиданные, своеобразные. В одном из немногих интервью журналистам, несколько лет назад, он сам сказал об этом: «Я вообще люблю сочинять что-то новое. И обязательно такое, что до меня никто не писал. В вымышленном мире мне хорошо и комфортно. Там я абсолютно владею ситуацией и ни перед кем не держу отчёта за совершённые героями поступки и тот мир иллюзий, в который я погружаю читателя»...

Но если проследить сюжеты первых рассказов Юрия Никитина... Простой парень после эксперимента с расщеплением генетической памяти ощущает себя и дружинником князя Ярослава, и воином на Куликовом поле... Не отсюда ли те книги Юрия Никитина, благодаря которым он слывёт основоположником направления славянского фэнтези: знаменитые циклы «Трое из Леса», «Гиперборея», «Княжий пир»? А мирмиколог Нат, попадающий на Венере в колонию гигантских муравьёв (рассказ «Муравьи» из сборника 1973 года) — разве это не предтеча героям «Мегамира»? А рассказ «Детская комната» — тоже из семидесятых годов? Да это просто программная вещь для всего творчества Никитина. В том небольшом рассказе поставили эксперимент: детей растят сразу в будущем. Трое ребятишек живут в детской комнате с макетами космических телефонов, телекинезаторов, домашних компьютеров, роботов. Родители не могут к этому привыкнуть, жалеют детей, хотят выйти из проекта, но... опаздывают. В комнате детей уже не макеты — настоящие межзвёздные телефоны, по которым можно связаться с жителями космических миров и межзвёздных скоплений... На более высокой ступени и в более развёрнутых мирах, но таковы и сегодняшние герои фантаста Юрия Никитина — они сами строят свой мир, мир невероятных возможностей.

Повторю ещё раз: из далёких семидесятых годов, из молодости Никитина и первых его рассказов берёт начало то, что поражает читателя сегодня. В те годы Юрий доказывал своим друзьям, что со временем люди должны стать Киборгами. То есть — полубогами, заменив с помощью невероятно развившейся технологии и науки отживающие органы, вживляя в биологический организм то, что позволит жить столетия, откроет возможности, которые и представить трудно. Да, нам, двадцатилетним, трудно было представить кибернетического человека-полубога, умеющего превращаться в луч, пронзающий пространство за доли секунды... И вот, уже в 21 веке, вышла книга Юрия Никитина «Трансчеловек». Книга многим людям впервые открыла понятие «трансгуманизм» и послужила своеобразным толчком в собственном развитии. Многие члены РТД начинали своё знакомство с трансгуманистическими идеями именно с этой книги. Дам краткое пояснения: трансгуманизм — это представление о том, что эволюция человека может и должна продолжиться, причём в первую очередь за счёт достижений естественных наук. Никитин написал художественный прогноз-timeline, основанный на изучении ключевых сверхтехнологий ближайшего будущего и трансгуманизма — мировоззрения, базирующегося на этих технологиях. Сюжет романа опирается на технологический прогноз развития нано-, био-, инфо-, когно- и других сверхтехнологий. В романе анализируются социальные последствия применения и распространения технологий ближайшего будущего... Но это, если говорить об идее романа, сюжет же его интересен, книга захватывает. От этой книги у меня ощущение такое, как в юности от общения с Юрием: я могу согнуть палец, а он — манипулировать сердечной мышцей; я подвожу стрелки часов и планирую дела на завтра, а он — Киборг, — обратившись в луч, пронзает время и пространство...

Книги Юрия Никитина

Есть у Юрия Никитина книга с названием «Иммортист». Опять же дам короткое пояснение этого современного термина. Иммортист — личность, активно влияющая на людей и окружающий мир, противопоставляющая вредные инстинктивные позывы разуму, стремящаяся к постоянному духовному, интеллектуальному, физическому развитию, накоплению знаний, долголетию. Сам автор полностью соответствует всем этим определениям. И как подтверждение — его сильнейшее влияние на читателей посредством своих книг (а тиражи их огромны: более миллиона в год). После «Троих из Леса» многие заинтересовались язычеством, появились общества, кружки. После «Ярости» многие молодые ребята начали переходить в ислам, Никитин получал письма благодарности от муфтиев. После «Иммортиста» по стране были созданы общества иммортистов, а один фанат даже в Антарктиде основал государство Иммортия, воспользовавшись ошибкой картографов, об этом в свое время много писали в прессе... После «Скифов» по стране начали образовываться общества и партии скифов, а при всесоюзной переписи часть населения в графе «национальность» написала «скифы»... Все эти общества существуют и сейчас. О движении трансгуманистов я уже говорила...

А ведь Никитин вот таким «иммортистом» был всегда. Я вновь вспоминаю случай из нашей молодости. Юрий рассказывал: подростком он, стараясь не отстать от журавлёвских парней, пил, бывало на спор и бутылку водки «из горла» выдувал. Но однажды спросил сам себя: «А зачем я это делаю? Мне это что-то даёт в жизни? Нет. Мне это приятно? Нет, наоборот — я морщусь, кривлюсь, меня передёргивает... Так зачем я пью эту гадость? Лучше выпить ситро и получить удовольствие...» И он бросил пить — вот так сразу... Но мало того! После этого его рассказа бросила пить и я! Не скажу, что много пила, но в наших литстудийских тусовках всегда присутствовало неограниченное количество «огнетушителей» — бутылок с дешёвым вином, по кругу ходили полные стаканы... Так вот: рассказ Никитина словно загипнотизировал меня, я перестала пить совсем, тоже спросив себя: «А зачем мне это надо?» Несколько позже узнала, что такому же воздействию подверглись и ещё кое-кто из Никитинской компании... Вспомнила об этом, прочитав в одном из интервью с ним: «Хочется знать рецепт успеха? Он очень прост: нужно работать, а не пьянствовать и рассказывать всем окружающим о своей гениальности».

Москва, Южное Бутово, сегодня. У Никитина на шашлыках.
Москва, Южное Бутово, сегодня. У Никитина на шашлыках.

Да, Никитин никогда не рекламировал сам себя и не занимался раскруткой своих книг. Но он был доступен для друзей, для единомышленников. Так же, как и в Харькове, он в Москве много лет вёл Клуб Любителей Фантастики при Центральном Доме Литераторов. В 1997 году основал в Интернете очень популярный сайт «Корчма», куда был совершенно свободен доступ, без регистрации и модерации, без запретных тем на форумах. Как и в Харькове на Журавлёвке, так и сейчас в Южном Бутове, в коттедже Никитина, собираются фантасты, среди которых много молодёжи, приезжают трансгуманисты, писатели, издатели... Когда-то в семидесятых одному молодому фантасту из Никитинской компании срочно понадобились деньги, довольно большая сумма. Взять парню было негде, а вопрос стоял жизненно-важный. Ни минуты не задумываясь, Никитин на «чёрном книжном рынке» объявил, что продаёт часть своей библиотеки. К нему хлынул поток покупателей, и в два дня нужная сумма была собрана. Так же совершенно естественно откликнулся Никитин недавно на просьбу одной харьковской поэтессы помочь издать книгу — выслал деньги...

Есть в Интернете многопользовательская компьютерная игра, созданная по трилогии Никитина «Троецарствие». Присоединяйтесь. Автор и сам в неё играет.

Источник:
Блог издательства «Dobryni», Ирина Глебова

 

Новости и события

Актуальные материалы журнала

Активные темы форума


Журнал
«Техологии будущего»
:
НанотехнологииКибернетикаРоботы и искусственный интеллектВиртуальная реальностьКосмосМедицина и здоровьеБиоинженерияКлонированиеЧипы-имплантатыГаджетыИзобретенияТехника — сегодняТранспорт Все материалы журнала
Новости журнала
О журнале