Публикации Форум Мероприятия 1 Ноотека ?

03 декабря 2016, 19:03Просмотров: 155

ИДЕАЛЬНАЯ РЕАЛЬНОСТЬ

Автор: Александр Сигида

Двое спецназовцев замерли у дверей, двое на лестничной клетке, ещё шестеро контролируют нижние пролёты и шахту лифта. Трое прилепились к стене дома двумя этажами выше, по команде соскользнут на тросах и ворвутся сквозь окна. Все как боевые роботы: бронированные комбинезоны с сервомоторами на руках и ногах, шлемы с черными, зеркальными забралами, ботинки на толстой противоминной подошве.
Отряд замер. Там, снаружи, жилой многоэтажный дом в трущобах Токио окружён двойным кольцом полиции, перекрыты даже самые мелкие проулки. С неба смотрит бледная луна, огни ночного мегаполиса и вспышки проблесковых маячков патрульных машин подмигивают ей.
Два десятка специалистов в зале сетевой поддержки Центрального Управления напряжённо всматриваются в колонки цифр, на голографических дисплеях. Кончики пальцев метаются по полупрозрачным клавишам, сотканным лучами света. От затылков тянутся пучки проводов, соединяя людей в единый сетевой механизм наблюдения и контроля.
Направленный взрыв заставил задребезжать здание, дверь вышибло как ударом тарана. Двое спецназовцев ринулись внутрь, винтовки наизготовку, глаза ищут цель. Система целезахвата сканирует помещение, готова любой шевельнувшийся объект выделить красной рамкой. Сзади прикрывают ещё двое, что были на лестничной клетке. Звон разбитого стекла, осколки россыпью разлетелись по комнате. Три тяжёлые фигуры влетели в оконные проемы. Подошвы глухо ударились в пол, тонко взвизгнули сервомоторы. Бойцы вскинули винтовки, глаза усиленные электроникой просканировали комнату.
— Что за ерунда?
Голос командира отряда прозвучал в радиоэфире удивленно.
— Мы готовились штурмовать банду террористов, а тут…
— Что там?
— Сами посмотрите.
В квартиру вошли трое ребят из следственного управления. Чёрные брюки, чёрные пиджаки поверх идеально выглаженных белых сорочек, галстуки. За ними появилась бригада криминалистов с чемоданчиками и сумками.
Один из следователей взглянул на командира спецназа, отрывисто бросил:
— Вы свободны, спасибо.
Затем оглядел комнату уставленную оборудованием. Несколько киберблоков, три тускло мерцающих голографических дисплея, жгуты оптоволокна идущие от аппаратуры к стоящему спинкой ко входу креслу. На пластиковом подлокотнике покоится иссохшая рука, тонкие узловатые пальцы покрыты истлевшей кожей.
Следователь выудил из-за полы пиджака клетчатый платок, промокнул выступившие на лбу капельки пота.

Щёлкнул дверной замок, на звук из кухни выглянула женщина. Улыбнулась, от уголков глаз собрались глубокие морщинки.
— Привет, Дениска. Как дела в институте?
— Привет, мам, — бросил светловолосый паренёк, разуваясь.
Синяя куртка повисла на вешалке, ботинки встали у стены в ряд обуви. Ноздри студента затрепетали, втягивая аппетитные запахи, идущие с кухни. Парень протопал в кухню, чмокнул мать в щёку.
— Дела нормально, даже хорошо…
Руки сами потянулись к нарезанным дольками помидорам, успел сцапать одну и бросить в рот до того как мама, шутя, шлёпнула по рукам.
— Мам, ну я голоден как два волка, — жуя и старательно делая голос обиженным, пролепетал Денис.
— Сейчас будет готово мясо, не перебивай аппетит.
Парень широко улыбнулся:
— На мясо у меня всегда аппетит хороший.
— Вот и хорошо… Что проходите в институте сейчас?
— Мам, ну ты всё равно не поймёшь, это же квантовая физика…
— Ну ладно, ладно, умник мой. Иди, переодевайся, мой руки, сейчас отец должен прийти, будем ужинать.
Денис поплёлся к себе в комнату, чтобы через пару минут выскочить в домашней одежде. Уже в ванной услышал щелчок замка, шорох отцовских шагов и сухой голос из кухни. Похоже, мама и его послала мыть руки. Денис встретился с ним на выходе из ванной комнаты.
— Привет, студент. Как успехи?
Широкая ладонь шлёпнула Дениса по плечу, парень улыбнулся, глядя в угловатое, твёрдое лицо отца.
— Нормально, па. Взяли в команду, через месяц городские соревнования.
— Молодец… ну иди, потом похвастаешься.
На кухне, когда мать открыла духовку, запахи из просто вкусных стали одуряющими. Хорошо прожаренные, сочные куски мяса, сдобренные приправами, шкварчат и брызгают крохотными фонтанчиками. Мама разложила по тарелкам, подала на стол. Денис с удовольствием принялся отделять ножом ровные кусочки, поддевать вилкой и запихивать в рот. Родители ели степенно, лукаво поглядывая на проголодавшееся чадо.
— Как там у вас с Иришей? — спросила мама, — такая хорошая девочка…
Денис не любил говорить с родителями о своих отношениях с противоположным полом, потому ответил нехотя:
— Нормально мам, общаемся…
Отец понимающе подмигнул, сказал жене:
— Ну не вгоняй парня в краску, дай поесть… Если надо, сам расскажет о личном.
Быстренько доев, Денис поблагодарил и встал из-за стола.
— Пойду в сети посижу, — бросил он, выходя из кухни.
Мама нахмурилась, мазнув взглядом чуть ниже затылка парня. У основания шеи, скрытая кончиками волос, виднеется вживлённая пластинка коннектора с крохотным, почти незаметным разъёмом для оптоволоконного провода. Пластинку обрамляет тонкий бугорок зарубцевавшейся кожи. Операция пустячная, не сложнее похода к зубному врачу, но материнское сердце щемит, когда женщина видит эту «железяку» в шее сына. Но что поделать с этими новыми веяниями? Ведь не запретишь, когда у других такой же девайс.
— Думаешь это правильно? — негромко спросила она, — все эти импланты, сеть… это же зависимость.
— Да брось, — успокоил мужчина, — забыла, как мы с тобой из онлайн игр не вылезали сутками? Прошло ведь? Пришли другие увлечения, другие заботы… другие технологии. Виртуальный мир нужен… в меру.

Денис опустился в кресло, мягкая поверхность прогнулась, приняв тело. Механизмы кресла пришли в движение, определяя напряжённость мышц и подстраивая форму поверхности так, чтобы тело как можно дольше не чувствовало дискомфорта, не искривлялся позвоночник, правильно циркулировала кровь. На потолке начала тускнеть панель освещения, в комнате воцарился полумрак. Рука опустилась за подлокотник, где к креслу прижался корпус киберблока, пальцы нащупали штекер. Паутинка оптоволокна легко потянулась за пальцами, рука привычным жестом совместила штекер с разъёмом на шее.
Денис буквально почувствовал как сигнал потоком фотонов понёсся по микросветоводам, вживлённым в основание черепа, к контрольному чипу, и преобразовавшись в электромагнитные импульсы, распространился по сети наномашин, опутавших кору головного мозга, чтобы там, уже ионами сорваться с нанотрубчатых проводников и унестись по нервным клеткам куда-то в глубь личности, в глубь восприятия.
Конечно, почудилось, улыбнулся парень, нельзя почувствовать то, что длится сотую долю секунды, а то и меньше.
Киберсеть тем или иным образом всегда присутствует в сознании чипизированного мозга. В любое время можно получить информацию по радиоканалу. Но для полного присутствия в виртуальной оболочке и для обработки мощных графических образов требуется конвертер, подключаемый через разъём на шее.
Денис закрыл глаза, отдаваясь чувству прострации. Микромашины, контактирующие с нейронами, перехватывают сигналы рецепторов и замещают их сигналами из киберблока-конвертера, создавая иную реальность. Но стоит лишь распахнуть веки, как виртуал отойдёт на задний план сознания, уступая прерогативу реальному восприятию. Вспомнились истории о виртуозах, которые могут с лёгкостью воспринимать одновременно два мира — и виртуальный и реал. Быть одновременно и тут и там, сквозь реальность чувствовать виртуал, а сквозь виртуал чувствовать реальность. Странное, наверное, чувство, мечтательно подумал Денис, вот бы тоже так, но нужны сверхчувствительные, дорогущие, импланты и железная сила воли.
Сквозь редеющий туман Денис увидел безграничное сиреневое пространство сети. Мириады светлых узлов сплетены друг с другом серебристыми нитями, буквально вибрирующими от потоков информации. В этой паутине, словно запутавшиеся шмели, гудят пересыщенные бинарным кодом сферы киберпорталов. Поток информации заполнил череп, сформировал призрачную картинку в восприятии Дениса и создал новый узелок в восприятии других пользователей сети. От узелка — мозга — пролегли нити к другим узелкам, вплелись в общую картину.
«Сеть бесконечна и безгранична…» — вспомнились Денису слова, то ли некогда услышанные в каком-то фильме, то ли прочитанные в книге, написанной, в те времена, когда ещё только предполагали каким будет мир информационных технологий.
Тело пока не чувствуется. Это всего лишь первый уровень, внешний, общий, сравнимый с голым программным кодом. Настоящая жизнь там, внутри сферообразных киберпорталов, к ним сотнями пучков сходятся нити. И в узелках — виртуальных проекциях сознания.
Денис почувствовал, как разрывается связь с узелком, бесплотное сознание начало прорываться на следующий уровень сети. Сетевой марщрутизатор привычно выдал адреса последних посещаемых порталов, в сознании пролегли странные маршруты. Как далёкие воспоминания, на задворках памяти вспыхнули урывки образов. Денис решил для очистки совести пошарить по научным сайтам, поискать информацию о новых открытиях, изобретениях, новых теориях в квантовой физике — нужно как-никак сохранять статус одного из лучших студентов.
Мировой научный киберпортал пропустил сознание сквозь оболочку сферы. Визуализация примитивна, да она тут и не нужна. Голое пространство с автоматически подстраиваемой под вкусы пользователя цветовой гаммой, Денис предпочитал синие тона, и пространство заволокло оттенками, напоминающими холодный северный лёд. Обратной визуальной связи тоже нет, парень просто почувствовал наличие на сайте пары сотен людей, с каждым при желании можно связаться, обменяться потоком информации, или договориться о встрече на другом портале, где есть визуализация — погулять в виртуальном лесу или покататься на виртуальных американских горках — с полной гаммой чувств, эмулируемых сервером.
Знакомых идентификаторов личности не обнаружилось, и Денис просто углубился в потоки научной информации. Мозг, вернее, его виртуальный образ отфильтровал терабайты информации, распределил на потоки, одни из которых прошли не задержавшись, другие осели в памяти как планктон в пасти кита. Денис мысленно улыбнулся, обнаружив в свежей научной статье, подтверждение своей теории, когда-то ставшей предметом спора с одним из преподавателей, взял факт на заметку.
С научной информацией в сознание вливались ссылки на другие ресурсы: последние разработки в области имплантов, информация о международных научных форумах, ссылки на ресурсы отдельных лабораторий или личные сайты учёных. Оттуда ссылки уводили в новые просторы сети, на развлекательные ресурсы, где в сознание врывались то гремящая музыка, то образы новых виртуальных байм, то анонсы блокбастеров, посмотреть которые предлагали лучшие виртуальные кинотеатры. Очередные ссылки уводили в киберсферы знакомств, на порноресурсы…
Кое какие ссылки Денис сразу направлял в базу маршрутизатора — надо просмотреть потом, по другим направлял отдельный поток сознания и ознакомившись с содержанием возвращался назад, не найдя ничего интересного. Поток сознания послушно ветвился. Новые ветви в свою очередь делились снова и снова, переходя по очередным ссылкам, впитывали информацию невидимыми щупальцами. Кое-где создавалось виртуальное тело, связанное с основным стержнем сознания тонким ветвящимся ручейком, Денис видел комнаты и залы, уставленные мебелью то в средневековом стиле, то в стиле хай-тек. Видел парки и леса, среди виртуальных деревьев которых прогуливались виртуальные образы других пользователей. Видел кварталы мегаполисов с вздымающимися до небес зданиями и древние бревенчатые срубы с соломенными крышами.
Сеть в самом деле бесконечна и безгранична…
Когда поток сознания исчерпывал лимиты деления, приходилось отдёргивать щупальца с некоторых ресурсов, перенаправлять на другие. Денис и не заметил, как полностью вывел сознание из научной киберсферы, и распределил по другим ресурсам, преимущественно развлекательным. Стыдливо отдёрнул несколько ручейков от конгломерата порносайтов, где пышногрудые красавицы томными взглядами почти убедили потратить несколько сотен кибермани и получить недельный доступ к неограниченным удовольствиям, с полным погружением в мир виртуальных сладостных ощущений, что в сотни раз превосходят убогие реальные.
Набродившись в хаосе разнородных сетевых ресурсов, Денис сосредоточил сознание на сервере «Риал Ворлд» — одной из лучших виртуальных байм. Киберсфера приняла коды доступа и впустила Дениса в сказочный мир, где он в образе боевого мага, уже второй месяц исследовал просторы фентезийного мира.
Из сиреневого тумана проявилась сочная зелень холмов, где он оставил своё игровое альтерэго в прошлое появление. Тело будто соткалось из струек воздуха. Он сидит на вершине холма, прислонившись спиной к выступающему из земли здоровенному камню. Парень оглядел руки, покрытые рукавами тёмной мантии с огненными узорами. Опершись о посох, воздел себя на ноги.
Острое, усиленное магией, зрение вычленило у подножья холма маленький отряд гоблинов, крадущийся в высокой траве. Шестеро мелких тел, по-пластунски извиваясь, пробирались в сторону деревни. Губы Дениса искривились в скучающей ухмылке, щелчок пальцев и вокруг лазутчиков вспыхнуло кольцо огня. Гоблины дико завизжали, заметались внутри огненного кольца. С перепугу бросились на утёк сквозь пышущую жаром стену. Окутанные языками пламени, они падали, не сделав и двух шагов. Но кое-кто уцелел и спешил затеряться в траве. Три огненных шара, один за другим, вырвались из ладони мага и настигли недожаренных гоблинов в мгновенье ока, разбрызгав по сторонам огненные искры вперемешку с обугленными кусками тел.
Маг неторопливо спустился с холма, окинул взором выжженное пятно, что уже через несколько минут снова затянется свежими зелёными стеблями, и посмотрел в сторону виднеющихся вдали соломенных крыш.
Мелкая деревушка, каких в этой местности десятки. Можно пополнить запас красных и синих банок у местного лекаря, посмотреть ассортимент оружия у кузнеца, вдруг да найдётся что-то интересное, и опросить местных на предмет квестов, которыми так хорошо поднимать экспу, не то, что этими худосочными гоблинами восьмого уровня. Да, и не забыть попросить у старосты награду за этих самых, худосочных, не ловлей же бабочек они тут занимались. В общем, всё как всегда.
Плечи мага уныло опустились. Посох, перехваченный посерёдке, повис в руке параллельно земле. Из груди вырвался тяжкий вздох. Скучно, нет желания играть. Даже в «пати» не тянет, пообщаться с другими игроками, вместе выполняя квесты. Денис отстранённым взглядом проводил несколько фигурок игроков бредущих к деревне с другой стороны. Да и с кланом не заладилось, учёба не позволяет тратить на игру много времени, все соклановцы на порядок обогнали по уровню, уже почти «хаи», ходят вместе на «рейдбосов», осаждают замки.
После минутного раздумья, Денис сконцентрировался, и сознание разорвало связь с сервером. Фигура мага, в тёмной, с огненными узорами мантии, тут же рассыпалась на мелкие, исчезающие песчинки, последние из которых подхватил лёгкий ветерок и попытался увлечь над верхушками трав. Денис покинул пространство киберсферы.

Сознание пошло ветвится по паутине нитей, узелков и сфер, выискивая, что-нибудь интересное. Странный узел привлёк внимание ещё издалека, Денис вначале даже принял его за сферу. Если обычные узлы — точки входа пользователей, выглядят узелками, то это, настоящий «узлище». Опутан нитями так, что и впрямь похож на киберсферу, и по размерам и по структуре. Денис стянул щупальца сознания к основному стволу, усилившееся восприятие виртуала прорисовало узел-сферу чётче. Перед парнем раскинулся хаос нитей, скомканных в клубок так, что сам узел и не видать. Лишь в центре угадывается уплотнение с идентификационными маркерами. Денис направил поток сознания ближе, маркеры отозвались кодами некой виртуальной игры. Ему показалось странным, что он не слышал об этой игре, хотя в сети не новичок, но более всего странно то, что сервер игры располагался не в сфере, а в узле, другими словами, в чьём-то кибернетизированном мозгу.
Многие виртсёрферы делают в своём мозгу нечто наподобие серверов, где можно выложить фотки, видеозаписи, сделать пространство посвящённое кумиру, или просто создать маленький виртуальный мирок, где можно встречаться с друзьями. Вживлённые микрочипы позволяют проделывать такое со своим мозгом, даже постоянно открытый радиоканал многих не напрягает. Но подобного Денис ещё не видел. В голове этого человека собралось неимоверное количество людей, судя по клубку нитей. Такого просто быть не может, чтобы сервером виртуальной игры являлся мозг, пусть и усиленный имплантами. Что же там за игра, подумал парень, и ринулся сознанием в гущу сплетённых нитей.
Процесс регистрации прошёл на удивление быстро, Денис почувствовал как система профильтровала его поток сознания, считала базовые данные — ай-пи, фамилию, имя, домашний адрес, денег не запросила, сразу ретранслировала в стартовую локацию, наградив виртуальным телом, считанным с его же физического. Парня удивило, что ему не предоставили выбора расы, класса, как это бывает в других играх. Он очутился в каких-то зарослях, над головой тёмные кроны, в прорехи проникают солнечные лучи, слепят так, что приходится жмуриться. За ветвями неплотного кустарника, вдали, угадывается околица деревеньки, мир явно фентезийный, каких сотни на просторах сети и сотни тысяч в книгах и фильмах. Но какая-то чудесная, будто пропитанная реальным волшебством, атмосфера, манит глубже, обещает наградить любознательного путника чем-то непостижимым. Он раздвинул ветви и бодрым шагом направился к деревеньке.
Идя по утоптанной просёлочной дороге между дворами, Денис глядел по сторонам, выискивал с кем бы поговорить. Улица пуста, во дворах никого , даже детворы нет, ставни на окнах наглухо закрыты. Наконец Денис увидел древнего старика, сидящего на завалинке у покосившегося сруба. Аскетическое лицо обрамлено реденькой, белоснежной бородой, такие же редкие и выбеленные волосы падают на костлявые плечи и ключицы, что выпирают сквозь холщовую рубаху. Узловатые пальцы цепко сжимают навершие клюки.
— Здравствуйте, — робко обратился Денис.
Выцветшие глаза окинули пришлого парня цепким взглядом. Сухой голос проскрипел:
— Здравствуй путник. Давненько никто не захаживал к нам.
— А где все жители?
Денис повертел головой по сторонам, Залитая солнцем улица выглядит хоть и мирно, но не обычно.
— Чай время такое, неспокойное, — пожаловался дед, — мужики-то на покос ушли, а бабы с ребятишками по домам сидят.
Денис снова взглянул на закрытые ставни.
— Дедушка, я в этих краях человек новый… — протянул Денис и замялся.
Старик хитро подмигнул:
— Дело по плечу ищешь?
— Ага, ага, — закивал парень, улыбаясь, и радуясь тому какие тут «энпээсы» понятливые, — у вас же что-то произошло?
Старик вдруг стал серьёзным, в глазах появилась печаль. Он жестом поманил Дениса ближе, будто намереваясь открыть некий секрет. Парень заинтересованно приблизился, мелькнула мысль, что надо бы уже выходить из виртуала, чувство времени подсказывало — уже поздно, а завтра в универ, но с самим собой договориться не сложно. Поиграю немного, решил Денис — пол часика — выполню пару квестов, ознакомлюсь с механикой игры, а потом баиньки. Да, пол часика, ну максимум минут сорок…
Старик между тем, торопливо зашептал:
— Древнее зло нас одолело, что ни день люди пропадают. Ужо в поле мужики наши заставы выставляют, зорко за лесом следят, пока другие работают, а одно отстанет кто-нибудь — смотришь, был человек, и нет человека. Бабы с детишками носа на улицу не показывают. Баюта на той неделе недоглядела, малец выскочил во двор, и не стало…
Денис сочувственно покивал, сюжет не бог весть какой, но что-то заставляло слушать старика с трепетом, вникать в горе постигшее деревню.
— А вы что же сидите тут один? — спросил он.
— А что мне, я чай своё отжил. Сижу вот, вдруг какой удалец пройдёт, согласится помочь беде нашей.
Денис кивнул.
— А за подмогой не слали?
— Да слали, только как ушли гонцы две седмицы назад так и нет вестей, не добрались они, видать, до княжеского града. А тут недалече, три дня пути всего.
— Может, я помогу чем? — спросил Денис.
Прищурив глаз, старик оглядел его критически.
— Может и поможешь, только гляжу я, оружия при тебе нет. Ты как, искусству воинскому, аль ещё какому обучен?
— Денис пожал плечами, вспомнились его битвы в других играх, где он чаще всего разил огнём или молниями.
— Обучен, дед, — ответил он, не вдаваясь в подробности, — а чему не обучен, тому быстро научусь.
Дед хитро посмотрел на пришлого парня, будто ждал от него этих слов.
— Звать то тебя как, молодец?
Денис на секунду задумался, называться своим именем как-то глупо в фентезийном мире, но в голову ничего не лезло, и тогда он сказал:
— Дэн. Дэном звать меня.
Старик кивнул.
— А меня дедом Фокеем кличут. Значит так, Дэн, надобно тебе оружие по руке раздобыть сначала, слухай меня сюды…

Тропинка петляла под ногами как вёрткая змейка. Опушка сменилась лесом, затем чащей. Денис вспомнил тревожные лица покосников, провожающие его, бодро шагающего между полями спелой пшеницы к лесу. Денис всматривался в эти испуганные лица, и в разум проникал букет чувств никогда ранее не испытываемый им в других играх. Были это и сочувствие чужой беде, и скорбь по пропавшим сельчанам, и холодок, ползущий между лопаток, норовящий превратиться в панику. Никогда Денис не испытывал страха в игре, ведь разумом понимал что это не настоящее, но в этом мире всё по-другому. Чувства и эмоции здесь работали по полной, и что самое интересное, это не казалось ему чем-то ненормальным, он ловил себя на мысли о том, что слишком уж вживается в роль, даже говор и манера речи незаметно меняются, но тут же забывал, и вновь подчинялся чувствам, ставшим острее, чем в реальности.
Кроны над головой смыкались всё сильнее, становилось темней и прохладней. Деревья стали попадаться чахлые, скрюченные, с узловатыми ветвями. В воздухе запахло злом. Денис тряхнул головой, пытаясь согнать странное ощущение. Рассудком понимал, что это только игра, а все ощущения это — чужеродный программный код что манипулирует нейроимпульсами в его мозгу. Но сопротивляться ощущениям становилось всё трудней, они заволакивали разум, заставляли верить в происходящее.
Как-то незаметно, появились странные шелестящие звуки, они неслись со всех сторон, осторожные, крадущиеся. Денис поёжился, пожалел, что не попросил у старика хоть нож какой-нибудь, или не выломал на опушке палку для дубины. Он шёл, постоянно озираясь. Взгляд упирается в крючковатые стволы и закрывающие небо тёмные кроны, а уши ловят пугающие шорохи.
Внезапно деревья расступились, открывая тёмную поляну. Денис замер, зрелище не сулило ничего хорошего. Широкий пятачок, вытоптанный до твёрдости камня, в центре припечатан алтарём. Чёрная глыба с идеально ровной поверхностью и грубо обтёсанными боками будто излучает зло. А на ней, раскинувшись, лежит полуистлевшая фигура человека. Останки других людей разбросаны вокруг алтаря и по всей поляне. И уже потемневшие, обглоданные кости, и более сохранившиеся фрагменты, и почти целые тела, лишь затронутые гниением. От тошнотворного запаха чуть не вывернуло содержимое желудка. Денис взял себя в руки, и окинул поляну более твёрдым взглядом. Старик был прав, тут можно разжиться оружием, среди тел и костей лежит множество мечей, секир, палиц, тускло мерцают магическими набалдашниками посохи. На посохи Денис и обратил внимание, магия это для него. В глаза бросился посох из тёмного дерева с навершием из голубого камня размером с кулак. Изредка камень переливался более тёмными тонами синего, чем и привлёк взор парня. Посох лежит перехваченный посередине рукой бывшего хозяина. Мумифицированные пальцы твёрдо сжимаются вокруг древка, тело в истлевших лохмотьях растянулось на земле в неестественной позе. Череп с остатками кожи жутко уставился на Дениса пустыми глазницами. Денис сжал кулаки, твёрдо зашагал к телу, и недолго думая высвободил теперь уже своё оружие. Пальцы мертвеца хрустнули, но Денис не обратил внимания, его взгляд прикипел к перстню на среднем пальце мёртвого мага. Наверняка волшебный, подумал парень, и без зазрения совести снял его. Перстень соскользнул без труда. Рядом с телом сумка, простая, без изысков, из грубо выделанной кожи, видно маг был небогатым. Порывшись, Денис обнаружил лишь горстку медяков, да солидных размеров книгу. Серебряным теснением на кожаной, потрепанной обложке заблестело — «Магия». Парень робко прикоснулся к фолианту, и его будто током ударило, а в теле разлилась магическая энергия.
Денис не стал вытаскивать книгу и монеты из сумки, взялся за ремень и перекинул сумку через плечо. Только сейчас бросилось в глаза, что недалеко лежат останки человека с зажатой в костяшках рукоятью меча, а из похожей сумки выглядывает похожий томик. Парень усмехнулся — а если бы взял ту книгу, наверное ощутил бы в себе силу воина, и тренировал бы мастерство боя на мечах. Но эта мысль — отголосок рассудка пока ещё сопротивляющегося механике виртуального мира, потонула во вновь нахлынувших чувствах, будоражащих все рецепторы и в эмоциях, распирающих сознание.
Денис уже не понимал, что все, что он видит, слышит и чувствует это не его рецепторы, это бинарный код сервера игры, вторгающийся в его мозг, мозг полулежащего в кресле, в своей комнате парня. Чувства этого мира взяли Дениса под контроль, его сознание накрепко вплелось в структуру сервера. Он перестал быть Денисом, он — Дэн, маг этого мира, идущий из ниоткуда и в никуда.
Дэн насторожено оглянулся и направился к выходу с поляны. Его вдруг что-то насторожило, между лопаток пробежали мурашки. Маг оглянулся, и его взгляд скрестился со взглядом пылающих огнём глаз. От алтаря на него смотрит, хищно скаля пасть, громадный волк, больше похожий на демоническое создание, чем на животное. Не отрывая горящего взгляда от человека, бестия двинулась по дуге, мягко переставляя увитые мускулами лапы. Дэн судорожно сглотнул, глянув на серповидные когти, оставляющие в земле глубокие борозды. Волк наступил передней лапой на валяющийся череп, и тот хрустнул, рассыпавшись на осколки. Маг крепче сжал посох двумя руками, чувствуя как откуда-то изнутри поднимается магическая сила.
Волк прыгнул, в тоже мгновенье из навершия посоха ударила молния. Разряд с сухим треском прочертил воздух и ударил бестию в грудь. Волк неловко упал, вздыбив когтями землю. Дэн крутанулся, уходя с траектории его падения, и перехватив посох за нижний конец со всего размаха припечатал тварь набалдашником между ушей. Хрустнуло. Волк обмяк, подёргивая задней лапой.
Дэн покосился по сторонам, и направился прочь с поляны. От старика он знал, что завтра на этом месте будет два волка, потом четыре, если он справится, потом восемь… Много героев погибло так, Дэн сам убедился по останкам вокруг алтаря. Нужно искать логово зла. И дед Фокей должен ему помочь…
Дэн выполнял задания старика, чувствуя, как от квеста к квесту растёт его мощь. Но для него это были уже не квесты, для него это была жизнь. Исчез студент Денис Иванов, остался странствующий маг Дэн.
В деревню вернулась мирная жизнь, и Дэн, попрощавшись с Фокеем и другими сельчанами, направил стопы к виднеющейся на горизонте горной гряде. Там, у её подножия раскинулся небольшой городок. Там наверняка можно предложить свои услуги, и заработать несколько золотых. После схватки в логове демонов, Дэн обжился справной туникой, и теперь, удаляясь от хлебных полей, любовался чудесным золотым узором на чёрной ткани. Предплечья стягивают кожаные наручи, а на ногах ладно сидят кожаные сапожки с отвёрнутым голенищем. Всё это нашлось в пещере, из которой появлялись волки, и всё это отдавало магической аурой. Посох парень закинул на плечё и, насвистывая весёлый мотивчик, любовался живописным краем, пока дорожка вела его к цели. Для него теперь был только один мир — этот.

— Тысяча демонов тебе на хребет! — Рявкнул Дэн.
Когти, острые как бритвы, вспороли ткань туники, чёрные лохмотья, оставшиеся от рукава, затрепетали под напором ветра, обычного в этом ущелье. Дэн снова занял боевую стойку, держа посох двумя руками и направив навершие в сторону чудовища. Гарпия развернулась для нового прыжка, щелевидные зрачки тёмно-жёлтых глаз взяли человека в прицел. Морда, похожая на человеческую только с непропорционально большой пастью усеянной иглами зубов, исказилась в страшной гримасе.
Дэн крепче сжал древко посоха, видя, как крылья бестии чуть раздвинулись, натягивая тонкую кожу перепонок. У гарпии оказался иммунитет к магии, десяток разномастных файерболов не причинили вреда, лишь молнии оставили на чешуйчатой коже пару обугленных пятен. Но тварь всё также жаждет крови, а человека начали покидать силы. Смерти молодой маг не боялся, смутно ощущал, что этот мир лишён такого явления. Но чувство долга заставило сконцентрироваться, городок у входа в ущелье нуждался в избавлении от зубасто-когтистой зверюги, таскающей овец изо дня в день, а не редко и людей.
Гарпия метнулась вперёд и вверх, по рукам мага прошла дрожь, остатки энергии влились в древко посоха и выстрелили из сизого набалдашника пучком витиеватых молний. Треск оглушил, тут же в сознание ворвался пронзительный визг раненой твари. Молния прошибла крыло, бестию дёрнуло, но извернувшись, она упала всей тяжестью на обидчика. Дэн успел выставить посох поперёк груди, когти лап впились в древко, зубы щёлкнули у самого уха. Маг рухнул на спину, а тварь продолжала щёлкать зубами у лица. Зловонное дыхание душило и заставляло глаза слезиться. Дэн извивался, придавленный тушей с покалеченным крылом, целое крыло бешено хлестает по ногам и рёбрам. Перед глазами пошли чёрные точки, запульсировало алым. Теряя сознание, Дэн, будто сквозь одеяло услышал чей-то яростный крик и короткий свист. Но тело уже обрело лёгкость, и сознание провалился в черноту.

Мерное потрескивание и пощёлкивание вплыло в сознание, как пузатый фрегат в узкую гавань. Дэн разлепил веки, непонимающе заозирался, сощурился от всполохов костра в ночной темноте. Языки пламени пляшут, будто живые, пытаются вырваться из плена угольков и ещё не прогоревшего сушняка. Над ущельем мерцают россыпи звёзд.
У костра застыл силуэт сидящего человека, руки обхватили лёгкие изогнутые ножны, нижний край уперся в землю, между колен, рукоять вложенного в ножны меча грозно торчит над плечом. Дэн пошевелился, приподнялся на локте. Незнакомец обернулся, пламя костра на миг высветило по эльфийски тонкие черты лица, узкие раскосые глаза. Силуэт поднялся на ноги, держа ножны с мечом в левой руке, неторопливо подошёл. Правая ладонь протянулась к Дэну.
— Я Хидео.
— Дэн, — хмуро ответил маг, протягивая ладонь в ответ.
Хидео легко потянул Дэна, помогая встать. Боль стегнула по рёбрам, покалеченный парень скрипнул зубами.
— Ничего, к утру залечишься, — обнадёжил эльф, тебе повезло, что я проходил мимо, и услышал шум схватки. В этих краях мало других… путников.
Дэн кивнул. Умащиваясь у костра искоса взглянул на эльфа, подивился, что уши обычные, как у людей. Доспехи, кожаные с железными бляшками, туго обтягивают стройную фигуру. Держится гордо, даже надменно, ножны с мечом из рук не выпускает.
— Спасибо, но смерти я не боюсь, — тихо проговорил Дэн.
Воин улыбнулся:
— А кто её тут боится?
Тут же запнулся, быстро добавил:
— Кстати, туша гарпии за тем валуном, тебе ведь нужно принести голову. Не забыл?
Маг удивлённо покосился.
— Верно. Ты бывал в том городке?
— Конечно, все бывали, и брались за это задание.
— Кто все?
Эльф снова загадочно улыбнулся, узкие глаза хитро заблестели.
— Ну… странники, путники, наёмные воины…
— И что, никто не мог справиться?
— Почему же? Чаще всего убивали, приносили головы, получали награду…
— Так значит тут целое гнездо этих тварей! — спохватился Дэн.
Легкая, но крепкая ладонь Хидео легла на плечо мага.
— Всё не так просто, как тебе кажется…
Хидео замолк, направив взгляд в язычки пламени, но молодой маг смотрит требовательно, и эльф продолжил:
— Понимаешь, этот мир своеобразен, у него своеобразная физика…
Дэна как молотом шибануло. Ещё не понимая, с чего бы так пробрало, схватился за голову:
— Точно, физика… квантовая физика!
Парень зацепился за слово и начал распутывать клубок мыслей, в памяти всплыли образы: семья, друзья, универ, Ирина… Мир раскололся, с разума словно пелена спала.
Брови Хидео медленно поползли вверх, в глазах ясно читалось удивление и интерес.
— Как я… Да что со мной? — промямлил Дэн, — это же всё не настоящее… это игра, виртуал.
Хидео покачал головой, скрывая ухмылку.
— А ты… а ты, — пробормотал Дэн, по новому взглянув на Хидео — какой из тебя эльф? Ты же просто китаец. Или японец. Меч вон самурайский.
Хидео от души расхохотался.
— Я удивлён, такого ещё не было.
— В смысле?
— Я не встречал пока никого, кто бы отрёкся от этой реальности.
— Но это не реальность, — взмолился Денис.
Японец опустил веки, вид стал задумчивый и отстранённый.
— Нет, Дэн, это тоже реальность, ты же в ней жил, ты же физически ощущал её.
— И что? Моё тело ведь там! Оно умрёт, и моё виртуальное «Я» тоже.
Хидео пожал плечами, опустил взгляд в пляшущие язычки пламени. Денис сосредоточился, попытался разорвать связь сознания с игрой. Тревога нахлынула ледяной волной, разрывать было нечего, связь не ощущалась. Денис не чувствовал виртуала, будто находится в реальном мире. Тело прошибла дрожь. Парень передёрнул плечами, понял что его тело там, в реале. Оно раскинулось в кресле, со стороны похоже будто он в коме, он не может распахнуть глаза и мигом оборвать связь с киберсетью, потому что глаза — вот они, тут, а не там. Сознание упрямо твердит, что реальный мир здесь — звуки, краски, запахи, а там, где он в кресле, подключённый к киберблоку — некий сон, блеклое мимолетное видение. Дениса заколотило.
— Эй, Ден, — тревожно окликнул Хидео, и схватил парня за плечо, — успокойся. Всё нормально, связь восстановится, нужно подождать.
Денис сфокусировал на нём шальной взгляд, медленно кивнул. В бледное лицо начала возвращаться краска.
— Вос-становится?
— Да, — подтвердил Хидео, — сознание врезалось в структуру этой реальности и отринуло ту, другую.
Дениса покоробило, что японец продолжает считать эту реальность равной настоящей.
— Получается, все кроме нас, стали пленниками этой игры? — Ужаснулся он, в памяти всплыли сообщения новостных каналов и сайтов, о застрявших в виртуальной реальности людях. Врачи не рискуют физически разрывать связь между имплантами и мозгом, феномен пока не изучен, поэтому просто поддерживают жизнедеятельность тел, как спящих в летаргии.
Хидео пожал плечами.
— Я не сказал что все, я сказал, что не встречал пока тех, кто бы осознал, что они тут гости. Да и почему пленниками? Здесь их жизнь, их враги и друзья, ненависть и любовь, важные для них дела и подвиги — все то, что быть может не имели в прежней жизни. К тому же здесь это ярче, насыщенней, интересней. Но твоей эта реальность почему-то не стала…
Денис задохнулся от возмущения:
— Но они жене понимают…
— Тебе не понравилось здесь? — прервал его Хидео, в голосе нотки грусти.
— Нет…нет, этот мир прекрасен, — искренне ответил Денис, — здесь чудесно, даже сейчас я это понимаю, признаю, чувствую, вижу! Но как всё прекрасное, это не может длиться вечно. В конце концов, их тела в реальном мире истощаются. Не всех же выявляют? Как долго они протянут?
Хидео подобрал прутик, с задумчивым видом пошурудил кончиком багровые угольки, у края костра.
— О них позаботятся там, — наконец ответил он, — обо всех. Система мониторинга и контроля за самочувствием сбоев не даёт. Да и современное общество, несмотря ни на что, всё таки отзывчиво.
— Но это эгоистично, — парировал Денис.
— Может быть. Но так же эгоистично отбирать мечты, надежды! Разве общество поступает не эгоистично, оставляя множество людей без работы, без любимого дела, после каждого кризиса или внедрения новых технологий, вытесняющих человеческий труд? Людям нужно чем-то заниматься, к чему-то прикладывать силы. А это становится всё сложней, в мире в котором большинство не успевает осваивать новинки, изобретения, технологии. Людям нужен якорь, нечто постоянное, держащее их личность собранной воедино.
Хидео замолчал, всматриваясь в пляску огня. Денис тоже молчал, наблюдая, как на лице азиата играют отблески пламени.
— А разве справедливо, например, — заговорил японец снова, — что близкие нам люди умирают? Как справится с этим? Как забыться?
Денис хмуро пожал плечами, проговорил:
— По-твоему, бегство от реальности это решение проблемы?
— Отчасти. Среди здешних игроков есть такие, которых в реальном мире не ждёт ничего хорошего. А здесь они находят свои мечты.
— А ты? — спросил Денис сухо, — что держит тебя здесь? Ты ведь понимаешь, что этот мир не реальность!
Хидео вздохнул, на губах зетеплилась улыбка:
— Мне здесь просто нравится. Этот мир реальнее чем тот, в котором моё физическое тело. Здесь, вообще в виртуале, реальность намного реальнее, она ограничивается лишь фантазией каждого. Ведь так?
Денис кивнул.

До утра Денис и Хидео сидели у костра. Японец рассказал, что эту игру создал по-настоящему гениальный человек. Он работал над многими игровыми проектами, привносил в них свежие идеи, но самые гениальные и революционные никто не хотел воплощать, слишком уж инновационными они были, слишком рисковыми в мире бизнеса, где правит доход. Его идеальный игровой мир остался у него в мозгу. Он пытался создать свою фирму по разработке байм, но ничего не вышло, новатор обанкротился, закупленные сервера ушли на погашение кредитов. И тогда, он, пользуясь мощностями нейроимплантов и подключаемых внешних модулей, начал создавать сервер в своей голове. Он не выписывал всех мелочей, но сделал общий скелет, программную архитектуру, а весь игровой мир и геймплей развивался на воображении новых игроков. Каждый привносил нечто из своих фантазий, движок игры вытаскивал эти фантазии из закоулков сознания и реализовывал в виртуальной реальности. Оттого этот мир и был так притягателен для любого новичка, каждый видел в нём нечто родное и погружался в него так глубоко, что этот мир становился реальностью.
На рассвете, Денис попрощался:
— Мне пора, я ведь даже не знаю, сколько времени прошло там. Мои родные, наверное, с ума сходят.
Хидео кивнул, на губах играета лёгкая улыбка, узкие глаза смотрят лукаво.
— Рискнёшь наведаться сюда ещё?
Денис развёл рукам, улыбнулся:
— Думаю, вряд ли. Я не хочу, чтобы виртуальная жизнь вредила реалу.
Хидео снова кивнул, ладонь хлопнула Дениса по плечу.
— Прощай, Дэн.
— Прощай, Хидео.
Денис взглянул на остывшие угольки костра, утренний ветерок раздувает сизый пепел, тонкая струйка дыма прижимается к земле. Киберсеть привычно откликнулась, сознание начало терять связь с сервером-мозгом. Почти перестав ощущать этот мир, Денис услышал напоследок слова Хидео:
— А ещё я не хочу покидать этот мир, потому что верю, мы будем тут жить, даже если там наши тела, погибнут…
Денис распахнул веки, ошалело заозирался. Удостоверившись, что находится в своей комнате, перевёл дух, и тут же внутри что-то кольнуло. Кольнуло потерей чего-то, потерей идеального мира, идеальной реальности. Хотелось плакать.
Пальцы нащупали на шее проводок, потянули. Паутинка оптоволокна тут же втянулась в киберблок. Денис встал, мышцы жутко затекли и плохо слушались, но радовало хотя бы то, что времени прошло немного — всего лишь ночь, утро в игре совпало с утром в реале. Чувствуя себя жутко разбитым и выжатым, Денис нехотя начал собираться на учёбу.

Да точно тебе говорю, моих никого дома нет, — прощебетал звонкий девичий голос, — ну чего ты такой скромный? Сейчас это не модно.
Симпатичная светловолосая девушка заигрывающее подмигнула, втянула Дениса в прихожую.
— Я не скромный, я старомодный, — шутливо сдвинул брови парень.
— Тем лучше, — усмехнулась Ирина, — буду просвещать тебя, тёмного. Научу, как пользоваться этой штукой — девушка обхватила Дениса за шею, её пальчики защекотали шрам вокруг пластинки коннектора.
— Тебе понравится, — лукаво изогнув бровь, пообещала она, — я скачала новый программный стимулятор оргазма.
Парень рассеяно улыбнулся.
— Да со мной тут недавно, неделю назад, такое в сети приключилось… до сих пор что-то отойти не могу.
— Потом расскажешь, — томным голосом прервала девушка, видимо, программные коды стимулятора уже начали проникать в её импланты, — я помогу тебе расслабиться и забыть обо всех проблемах.
Ира потянула Дениса за руку сквозь череду комнат, тот даже не заметил, как они оказались на диване, а Ира впилась страстным поцелуем в его губы. Свободной рукой она пыталась нащупать приготовленный провод и совместить его кончик с разъёмом на шее парня. Внезапно стена напротив вспыхнула живописными красками, объёмный звук мощно раскатился по комнате. Молодые люди вздрогнули и тут же рассмеялись.
— У родителей телек настроен реагировать, когда на диван садятся, — пояснила девушка, — сейчас выключу.
— Нет, погоди, — сказал Денис резко, его взгляд прикипел к экрану, уши «навострились», не веря звукам, доносящимся из невидимых колонок.
«… Наконец спецподразделение Интерпола по борьбе с киберпреступностью вышло на предполагаемого виновника, им оказался японец Хидео Такеши, известный несколько лет назад как успешный гейм-разработчик — дизайнер, программист…»
Денис округлил глаза, Ира непонимающе переводила взгляд с него на экран, где хорошенькая журналистка вела репортаж из Японии.
«… Четыре года назад Хидео ушёл из игровой индустрии, и пропал из виду общественности. Сейчас у Интерпола и полиции Токио есть все основания считать Хидео виновным в организации незаконного виртуального пространства, в недрах которого за последние два года, по предварительным подсчётам, застряло до ста пятидесяти тысяч человек. Новые жертвы выявляются в ходе расследования…»
Денис слушал, открыв рот, но на последней фразе журналистки его тряхнуло:
«… Сам Хидео был найден вчера, мёртвым, в собственном доме. К его телу была подключена незарегистрированная аппаратура, Интерпол проверяет каналы, по которым она могла поступить в обход официальных дилеров. Медэкспертиза показала, что Хидео умер около года назад, оставаясь подключённым к сети, тело частично подверглось разложению …»
На экране замелькали крупные планы полулежащего в кресле, опутанного проводами трупа, истлевшая одежда лохмотьями свисает с высохшего до костей тела.
Ирина поморщилась:
— Какая гадость, жуткий мертвец.
— Нет, он жив, — усмехнулся Денис, не обращая внимания на непонимающий взгляд девушки, — он жив… Реальность многогранна, физический мир лишь одна из её граней.

Смотрите также:

Сообщить об ошибке