Публикации Форум

02 марта 2017, 20:45Просмотров: 228

Технологческая сингулярность

Технологческая сингулярность в футурологии — гипотетический взрывоподобный рост скорости научно-технического прогресса, предположительно следующий из создания искусственного интеллекта и самовоспроизводящихся машин, интеграции человека с вычислительными машинами либо значительного увеличения возможностей человеческого мозга за счёт биотехнологий.

По некоторым прогнозам, технологическая сингулярность может наступить уже около 2030 года. Сторонники теории технологической сингулярности считают, что если возникнет принципиально отличный от человеческого разум (постчеловек), дальнейшую судьбу цивилизации невозможно предсказать, опираясь на человеческое (социальное) поведение.

Немного истории
Идею об ускоряющемся росте научного знания впервые можно встретить в работах Ф. Энгельса. В середине XIX века он писал о том, что наука движется вперед пропорционально массе знаний, унаследованных ею от предшествующего поколения. По его мнению, со времени своего возникновения (XVI—XVII вв.) развитие наук усиливалось пропорционально квадрату расстояния (во времени) от своего исходного пункта. Близкие идеи высказывал В. И. Вернадский, писавший о непрерывном усилении темпов научного творчества. По мнению современных исследователей, имеет место «экспоненциальный закон развития науки», проявляющийся в соответствующем увеличении числа научных работников, научных организаций, публикаций и других показателей.

Термин «сингулярность» заимствован у астрофизиков, которые используют его при описании космических чёрных дыр и в некоторых теориях начала вселенной — точка с бесконечно большой массой и температурой и бесконечно малым объёмом. Математически сингулярность (особенность) — точка функции, значение в которой стремится к бесконечности, либо другие подобные «интересные» точки.

В данном контексте впервые термин «сингулярность» использовал в середине ХХ века Джон фон Нейман, имея в виду математическое, а не астрофизическое понимание этого слова — точку, за которой экстраполяция начинает давать бессмысленные результаты (расходиться). Об этом пишет сам Вернор Виндж, которому данный термин обычно приписывают. Научным обоснованием наступления сингулярности активно занимается Рэймонд Курцвейл.

Начало сингулярности
Одними из фундаментальных открытых вопросов насчет Сингулярности являются вопросы — наступит ли она, когда она наступит и насколько быстро произойдут технологические изменения? Экстраполяция некоторых тенденций показывает, что Сингулярность может произойти к 2020 году (возможно эту дату следует пересмотреть и приблизить до 2018 или даже 2016 года, если полагаться на самую последнюю оценку Дэни Эдера (Dani Eder) о том, что время удвоения мощности компьютеров упало до 9 месяцев к сентябрю 2002 года) и она должна быть очень внезапной, что характерно для природы гиперэкспоненциальной кривой.

Есть гипотеза, не получившая признания, что явно выраженной точки сингулярности, с острым кризисом, не будет. Развитие идет по S-образной (логистической) кривой, и уже с начала 1970-х годов началось торможение. А точка «сингулярности» — это такая точка на графике развития, в которой её скорость максимальна (середина S-образной кривой).

«Три школы» Сингулярности

Элизер Юдковский выделяет три основных точки зрения в спорах о Сингулярности: школы Ускоряющихся Изменений, Горизонта Событий и Взрыва Интеллекта.

1. Ускоряющиеся изменения

Основное утверждение: наши ожидания от будущего линейны, мы ожидаем ровно столько изменений, сколько наблюдали сами на протяжении нашей жизни. Но технологический рост ускоряет сам себя. Сегодняшние изменения куда быстрее, чем 500 лет назад, а те, в свою очередь, опережали технологический рост 5000-летней давности. Недавнее прошлое не может служить хорошим ориентиром в предсказании будущего.

Сильное утверждение: технологический рост ускоряется по экспоненте. Зная черты его развития, мы способны довольно точно предсказывать тайм-лайн будущих открытий и изобретений.

Защитники: Рэй Курцвейл, Элвин Тоффлер, Джон Смарт.

2. Горизонт Событий

Основное утверждение: последню сотню тысяч лет человек был наиболее разумным видом на планете. Однако технология вскоре позволит превзойти человеческий интеллект (нейро-компьютерные интерфейсы, Искусственный Интеллект). Это откроет дорогу будущему, куда более странному, чем большая часть научной фантастики. Оно будет качественно отличаться от дня сегодняшнего, и не только обилием всяких чудесных устройств и изобретений.

Сильное утверждение: Чтобы предсказать действия сверхинтеллекта, необходимо по крайней мере самому быть сверхинтеллектом. Чтобы знать, как пойдёт Deep Blue, надо играть в шахматы не хуже него. Так что постсингулярное будущее абсолютно непредсказуемо.

Защитники: Вернор Виндж.

3. Взрыв Интеллекта

Основное утверждение: интеллект всегда был источником технологического роста. Если технологии смогут значительно усилить интеллект — т.е. создать сверхчеловеческий разум — это замкнёт петлю обратной связи. Технологии будут порождать более мощный интеллект, а тот разработает ещё более продвинутые технологии. Что станут делать сверхинтеллекты со своими технологиями? Одно из лучших приложений интеллектуальной мощи: создать поколение ещё более умных существ. Чем умнее ты становишься, тем больше интеллекта ты можешь приложить к тому, чтобы сделаться ещё умнее. Это и есть интеллектуальный взрыв.

Сильное утверждение: технологический рост становится подобен ядерному взрыву, а новые технологии высвобождаются со скоростью новых нейтронов, нарушающих стабильность ядер. Таким образом, технологический рост вовсе не обязан быть экспоненциальным. Он скорее определяется технологической базой интеллектуальных систем: человеческому нейрону на смену приходят трансзисторы и т.д. Потому сверхчеловеческий интеллект порождает всё более интеллектуальные сущности, и ограничен этот процесс лишь фундаментальными физическими барьерами.

Защитники: Элизер Юдковский

Все три точки зрения логически несовместимы. Хотя их основные утверждения согласны друг с другом, утверждения сильные находятся в противоречии. Соответственно, описанные точки зрения ведут к различным футурологическим ожиданиям.

Сингулярность в культуре
Кроме пионерских рассказов Вернора Винджа, сингулярность является центральной темой произведений некоторых других авторов научной фантастики. Среди них можно отметить Юрия Никитина, Уильяма Гибсона, Чарльза Стросса, Карла Шрёдера, Грега Игана, Дэвида Брина, Иэна Бэнкса, Нила Стивенсона, Тони Баллантайна, Брюса Стерлинга, Дэна Симмонса, Дэмиена Бродерика, Фредерика Брауна, Яцека Дукая, Нагару Танигава, Кори Доктороу, Питера Уоттса. Кен Маклауд в своём романе 1998 года «Подразделение Кассини» (англ. The Cassini Division) определяет сингулярность как «вознесение для нердов».

Тематика сингулярности часто встречается в киберпанковых романах. Например, рекурсивно самоулучшающийся искусственный интеллект «Зимнее Безмолвие» в романе Уильяма Гибсона «Нейромант». Опубликованный в 1994 году на сайте Kuro5hin роман «Метаморфозы Высшего Интеллекта» посвящён жизни после запущенной искусственным интеллектом сингулярности. Более антиутопичный взгляд на сингулярность в коротком рассказе Харлана Эллисона «У меня нет рта, а я хочу кричать». Другими примерами антиутопичного взгляда являются «Акселерандо» Чарльза Стросса и продолжающаяся в настоящее время серия комиксов Уоррена Эллиса «newuniversal». «Все куклы» (англ. Puppets All) Джеймса Милна затрагивает эмоциональные и моральные проблемы Сингулярности. Проблема Контакта в эпоху технологической сингулярности обсуждается в романе Станислава Лема «Фиаско» (1986).

Статья не закончена.

Смотрите также:

Сообщить об ошибке