Публикации Форум Мероприятия 1 Ноотека ?

02 марта 2017, 21:04Просмотров: 34

Трансчеловек (роман)

«Трансчеловек» — роман писателя-фантаста Юрия Никитина. Вышел в 2006 году.

Автор написал художественный прогноз-timeline, основанный на изучении ключевых технологий ближайшего будущего и трансгуманизма — мировоззрения, базирующегося на этих технологиях. Сюжет романа опирается на технологический прогноз развития нано-, био-, инфо-, когно- и других сверхтехнологий. В романе анализируются социальные последствия применения и распространения технологий ближайшего будущего.

Герои

Владимир — главный герой книги. Обычный ремонтник бытовой техники, не хватающий звёзд с неба. Учился в Бауманке, но из за финансовых трудностей ему пришлось бросить учёбу. После смерти своей возлюбленной – Каролины, Владимир стал смотреть на мир иначе. Именно тогда он заразился идеей прожить достаточно долго до момента, когда он сможет оживить Каролину. Преследуя эту цель, Владимир делает всё возможное для продления своей жизни — принимает БАДы, имплантирует различные чипы. Сам не желая того, вначале становится успешным управленцем, а затем и известным учёным. Сделав выбор между прошлым и будущим, он поставил на будущее — и был прав.

Каролина — возлюбленная Владимира. Работает в Центре астрономических вычислений. Именно она познакомила Владимира со своими друзьями — Голембовскими, Светланой, Михаилом, Колей и другими. Склонна к иммортализму, стремится не отставать от прогресса. Умерла 3-го июня 2006 — го года от лейкемии.

Дружеская компания Владимира

Аркадий — типичный представитель русской интеллигенции. Неустанно предостерегает всех от БАДов, чипизации, сокрушается об исчезновении малых народов и культур. Приняв одну точку зрения, он уже не смог (или не захотел) отказаться от неё. Став в 29 лет кандидатом наук, Аркадий бросал все свои силы на борьбу с трансгуманизмом. В высмеивании «сумасшедших, заботящихся о своём здоровье» по части шуток и приколов он обошёл даже Колю. Он собирал демонстрации за запрещение животных продуктов (чем противоречит самому себе в отрицании высоких технологий), позднее стал «председателем регионального комитета по защите человечества». Перенеся в 2046 году обширный инфаркт, Аркадий, несмотря на всё доводы, отказался вшить в себя чип мониторинга. Второй инфаркт застал его в лесу, одного. Труп обнаружили только через несколько дней.

Светлана — подруга Каролины. «Рослая блондинка с роскошной копной волос и в маечке, что открывает литые загорелые плечи и плоский живот, вошла с ослепительной улыбкой, ослепительно красивая, как фотомодель, прямоспинная, с высокой грудью и дивной тонкой талией — работа инструктором в шейпинг-центре обязывает и самой быть картинкой, иначе народ не станет ломится в такую группу.» Добилась определённых успехов в бизнесе — она стала директором сети шейпинг центров в Москве. Влюблена во Владимира. Соглашается со многими его мыслями, но боится менять хоть что то в своём теле. Вместо этого она тщательным образом следит за своим здоровьем, пьёт различные пищевые добавки, тренирует организм упражнениями и т.д. Но, несмотря на всё это, старость находит и её: «Я осторожно открыл дверь особнячка, загорелся свет, указывая дорогу. Извилистая дорожка повела мимо домашних фонтанов, роскошных цветов, дальше толстые ковры, а в последней комнате на непомерно большой кровати, я увидел укрытую одеялом до подбородка сухонькую старушку со сморщенным, как печеное яблоко, лицом». По указанию Владимира Светлану поместили в криогенную капсулу. Как только это стало возможно, Владимир восстановил её, и даже убедил Светлану пройти программу омоложения.

Коля — извечный балагур и бабник. Почти вся его речь состоит из остроумных цитат (придуманных естественно не им). Любит хвалиться своими похождениями. За десятки лет так и не изменился. Представляет собой обычного потребителя, не желающего никаких новшеств цивилизации, но активно их использующего. Под конец своей жизни погряз в развлечениях — виртуальных играх, собственном гареме из женщин — роботов и т.д. Перенеся несколько инфарктов, так и не захотел всерьёз занятся своим здоровьем. Его итог очевиден: «когда пытались вытащить Колю из очередного инфаркта, у него вообще отказало все, что только могло отказать: почки, печень, легкие, иммунная и ферментная системы, спинной мозг. Врачи сражались за его жизнь, как могли, но, увы, медицина могуча, как никогда, но все еще не всемогуща. Колю кремировали на следующий день. Печально, что на похороны смогли явиться только Светлана и Михаил. Коля прожил в свое удовольствие всю жизнь, то есть так, что не оставил даже потомства. И лишь двое стариков приняли урну с его прахом и развеяли ее на берегу реки».

Леонид — идейный соратник Аркадия. После его смерти перехватил знамя борьбы с чипизацией человека, отстаивал священность прекрасного и совершенного человеческого тела.

Михаил — долгое время работал в торговой компании, но послушав рассказы Владимира о нарастающем беспокойстве людей о своём здоровье, решил податься в бурно развивающуюся отрасль — «здоровье для здоровых». Убеждая своих клиентов вести здоровый образ жизни, принимать добавки, сам он не делал ничего для своего здоровья. Михаил не подвергал технологии такой жестокой критике как Аркадий, но и не принимал их.

Юлиан — «рослый молодой мужчина в малиновом пиджаке, с комплексом Дон-Жуана … школьный приятель Аркадия и Михаила». Много лет работал в Саудовской Аравии, где заработал достаточно денег для поддержания своего здоровья на должном уровне. Но, «к чипам, заразившись восточным менталитетом, относится резко отрицательно».

Коллеги по работе

Кондрашов — правая рука Владимира на работе. «крепкий мужик, хотя вообще-то доктор наук, но с смоляной бородищей, недлинной, но охватившей его лицо от глаз до горла, из-за нее всегда казался больше похожим на разбойника, чем на великолепного девайсиста». Одним из первых перешёл в состояние постчеловека.

Огнивец — главный инженер фирмы, в которой работает Владимир. Огнивец – один из старейших работников во всём холдинге, но несмотря на возраст не перестаёт вырабатывать новые идеи, решения старых проблем. Благодаря деньгам своей семьи два раза проходил курсы полного омоложения. В последнее время практически перестал выходить из дома, появляясь на работе только в виде голограммы. Сильно привязан к роботу — домоработнице — Глаше. В 2090 году покончил жизнь самоубийством.

Пескарькин — заместитель Владимира. Талантливый гаджетист. Присоединился к постчеловекам вслед за Кондрашовым.

Холдеманн — глава холдинга, в котором работает Владимир. «Холдеманн, хоть уже пятый из семьи на верховном посту, но и он так безумно стар, что помнит Майкла Джексона еще негром, а Мохаммеда Али называет Кассиусом Клеем». В прошлом закончил мединститут, и даже работал на кафедре плазмы крови. Любит свою работу — находить в смутных финансовых потоках те, которые могут при развитии принести колоссальную прибыль.

Timeline в романе

2006-2025 годы

2006-й год

Прогнозы и утверждения знатоков, что первый наноманипулятор (ассемблер) будет создан уже в 2020-ом, а то и в 2010-ом, что позволят использовать нанотех в полной мере.

2007-й год

Начались работы над новым типом диска, который будет вмещать по меньшей мере полтора терабайта. Это даже не хард, а обычная лазерка! Народ только начал переходить с сидюков на дивидюки, а на лазерных дисках, которые поступят в продажу уже в 2010-м, будет помещаться по 300-500 нынешних дивидишек. Про сидюки к тому времени вообще забудут, как про каменные топоры. И еще одна многозначительная деталь: в Intel оптимистически заявили, что в 2010-м они создадут настолько производительный процессор, который будет эквивалентен быстродействию мозга шмеля!

2011-й год

Изо всех лабораторий сообщают о победных опытах, о благополучных экспериментах. Везде обещают, что через пять-семь лет рак будет окончательно побежден. Букв не хватает катастрофически. Начинается переход на импы, хотя и не насильственный, но все равно болезненный. Сперва эта жесткая привязка к буквам раздражала, потом начала тормозить общение «золотого миллиарда» (остальным шести миллиардам вполне хватает словаря Эллочки) Биодобавки — дело все еще новое, производство развивается хаотически. Медицина, ощутив к себе дружественное внимание общественности и финансовую помощь воротил, заинтересованных жить дольше, начала резко ускоряться с исследованиями.

2012-й год

Власть начинает брать в руки генетические программы неохотно и вынужденно, ей хотелось бы остаться от этого непопулярного дела в сторонке, но есть такие неприятные работы, которые должны делаться, хошь — не хошь. Но во первых, человечество в самом деле начинает вымирать из-за накопившегося мусора, так как успехи медицины прервали естественный отбор, во-вторых — если гены начнут модифицировать в домашних лабораториях, то можно только предположить, что насоздают. Наибольший крик подняли, естественно, меньшинства, чье мнение абсолютно не принимается во внимание. Ну, во-первых, всем угодить невозможно, а во-вторых, меньшинства потому и меньшинства, что они на обочине прогресса и всячески стараются ему помешать. Как ни печально кому-то, однако в следующем поколении уже не будет ни гомосеков, ни лесбиянок, ни прочих извращенцев, как и зеленых или профессиональных революционеров, то есть, бедолаг, что не смогли отыскать место в жизни, но амбиции у которых ой-ой-ой. Начался бум в строительстве домов суперхайтека.

2018-й год

Возникла новая дисциплина, плавно переходящая в науку: лайфология. То есть, в головы ошарашенных и сопротивляющихся людей начали вдалбливать очень уж шокирующую истину: »человек — это совсем не то, что каждый из нас видит утром в зеркале». Человек вообще-то живет глубоко внутри этого существа, но сам он вовсе не это существо. Шок для человечества громадный: все века и тысячелетия человек полагал, что он и есть это вот все — руки, ноги, голова, задница, внутренности. И вообще открытия и новинки могут быть только в области высоких технологий и медицины, но уж никак ни в философии! Но это свершилось, и вот сейчас, в 2018-м году, наконец-то начали готовить предпосылки и обоснование того, что человек живет внутри тела, в самом теле, но само тело это всего лишь костюм, которым нам пока что не дано снять. Не дано сейчас, но уже виден краешек зари нового мира, когда будет можно. Тогда уже, поставленный перед фактом, даже дурак поймет, что человек — это вовсе не то, что смотрит на него из зеркала. Человек останется им, человеком, тем самым человеком, если заменит изношенное тело более новым. Или даже более модным, если позволят средства.

2020-й год

Полностью запрещена любая охота. Популяции всех живых существ и так сокращаются из-за расширения ареала человека. Живые существа могут выжить только в качестве домашних или охраняемых. Во всем мире принимаются законы, по которым многочисленные льготы получают те, кто содержит дома животных.

2022-й год

Мир интегрируется стремительно, а система, которую мы выбрали, оставляет нам все меньше свободы… но давая все больше могущества, расплачиваясь за ограничение свобод здоровьем, долголетием и обещанием бессмертия и, естественно, удовлетворением все наших нужд, если они, понятно, не вредят системе. Во всех уголках страны поднимают голоса протеста патриоты, националисты, зеленые, как не нахови, словом, антиглобалисты, однако человечество легко покупается на материальные блага. И вот уже плавно и почти без эксцессов — особых эксцессов, мелкие не в счет, — человечество превращается в единый народ, мелкие вообще исчезают, а крупные чувствуют себя просто областями огромной страны. Самое любопытное, чего никто не мог предусмотреть, все больше влияния получают виртуальные народы, собравшиеся вокруг какого-либо центра, идеи или святыни. Едва ли не первыми появились скифы, наиболее многочисленные и напористые, затем пришли имморты, эти поинтеллигентнее, но тоже постоянно наступающие, а также киммеры… ну, это в подражание скифам, гипербореи, металлики, матадоры, рыцари Храма, и многие-многие другие…

2023-й год

Курение наконец-то запретили окончательно. Сперва вытеснили из учреждений, потом из городского транспорта, наконец нельзя стало курить даже на улице. Разве что тайком в лесу кто-то отважится покурить, да и то укрывшись так, чтобы не засекли все замечающие телекамеры. Сам я целиком «за», так как курить бросил давно, а чистить после Коли, Леонида или Михаила блюдце, заменяющее за неимением пепельницу, проветривать комнату – не очень гуд. На права человека и какой-то там личности мне вообще-то плевать, если их соблюдать так, как требуют ошалевшие демократы, пришлось бы отменить светофоры прививку оспы и фторирование водопроводной воды. Да и одежду человек носит вообще-то по принуждению, летом в жару нет ничего естественнее ходить голым. В армию идут только самые отморозки, до которых просто не доходит идея здорового образа жизни, из тюрем выпускают приговоренных к смертной казни, если они соглашаются на службу в частях, что расквартированы в горячих точках. Это не говоря уже о том, что каждый солдат практически киборг, настолько закован в пуле- и даже снарядонепробиваемую броню.

2025-2059 годы

2025-й год

В США избран Колонель Хантер, первый из президентов, кто не родился в США, а приехал на континент уже студентом из Германии, женился на местной и остался. Кстати, его жена тоже уроженка Европы: ее родители привезли в Штаты, когда она собралась в колледж. Тем самым наконец-то признали, что США — не отдельная страна, а как бы всего лишь один из штатов неких Объединенных штатов, губерний или областей планеты. И американцы не отдельный народ, а часть людей на той территории, куда издавна стекаются наиболее предприимчивые, соблазненные кто длинным рублем, кто перспективами, кто возможностью роста и карьеры. Наступает будущее, в котором уже не будет ислама. Как и христианства или буддизма. Где не будет американцев, русских, китайцев. Где не будет даже, но это сугубо мое мнение, не будет даже мужчин и женщин. Во всем мире пошла нарастающая волна ужесточения наказаний, а затем и физического устранения наиболее опасных для общества элементов. А в современном усложненном мире обыкновенный хулиган в Интернете, имеющий какие-то навыки программирования, становится опаснее террориста. Если всего три года назад смертной казни у нас в стране вообще не существовало, то в этом ее предусматривают уже восемь статей, а сейчас в Думе обсуждают законопроект о внесении в перечень еще двенадцати видов преступлений. Плюс — резкое ужесточение наказаний за самые мелкие правонарушения.

2027-й год

Кажется, в самом деле приходит конец нашей цивилизации, как нефтяной. Сто пятьдесят лет тому нефть продавали в аптеках так, как сейчас продают рыбий жир в крохотных пузырьках, разве что нефть не пили, ею смазывали горло при простудах. Тогда на свете было всего миллиард населения, и только нефти все обязаны стремительным взлетом. Но в этом году потребность в нефти впервые превысила ее добычу, это вызвало кризис… который обрушил бы в средневековье, если бы не чистый водород, который вовремя начали добывать из глубин, плюс вновь вспыхнули надежды на первую термоядерную, что начали строить в Техасе. Теоретически она уже работает давно, работает исправно. Осталось поработать инженерам, чтобы поддерживать температуру в сто миллионов градусов каких-нибудь лет тридцать, дольше станция не проживет. Несколько таких станций – мир будет купаться в изобилии энергии. А пока жжем нефть, всех разведанных запасов хватит до середины века. Так уверяют специалисты.

2030-й год

Карлос Дилдо предложил новое видовое название человеку: человек играющий. Вместо гомо сапиенса, так будет вернее. С того момента, как удалось переложить на машины все заботы, которые раньше тяготили человека, в смысле, спихнуть на них любую работу, массовый человек превратился в полнейшего трутня. Он и раньше работал только потому, что иначе пришлось бы помереть с голоду, а в развитых странах — жить на жалкое пособие, потом доля работы все сокращалась. Человечек получил возможность в оставшееся время развлекаться, ездить по закордонам, и вот наконец он свободен уже целиком и полностью… И что же? Оптимистические прогнозы футурологов не оправдались: только один из миллиона продолжает чем-то заниматься, а остальные полностью перешли в стаз получателей удовольствий. Так называемые «простые люди», массами хлынули в виртуальные миры. И, конечно, совсем не в те, которые используются для работы. К тому же революционные преобразования в технологиях позволили достичь эффекта полного погружения, когда практически невозможно отличить виртуальную реальность от невиртуальной. Трехмерное изображение пришло давно, но теперь стали доступны и тактильные характеристики, удешевились, стали доступны рядовому потребителю. То есть, виртуального персонажа можно не только пощупать, но и… если это «Sims-4», то там такие голые бабы, а мужчины остаются мужчинами, даже если у них звания докторов наук, обязательно проверят, что еще можно проделывать с такими персонажами, а потом с чувством глубокого и неподдельного удовлетворения скажут, что да, можно запускать в широкие массы, та-а-а-кое принесет высокую прибыль! Более того, в он-лайне можно бродить по дивным виртуальным мирам, мочить чудовищ и обращаться с другими персонажами, с иными совокупляться, без этого ну никак, а потом уже встретиться в реале и посмотреть друг на друга. Или не смотреть, зачем: все мы предпочитаем красочные придуманные миры серым будням.

2035-й год

Как бы мы не смеялись над депутатами Госдумы, над правительством, над всеми разрешающими и запрещающими инстанции, от инспекторов ГАИ до премьер-министра, но, честно говоря, признаемся: без них мир бы рухнул. Убрать ГАИ, которых клянем, тут же начнутся катастрофы, свалки битых машин загромоздят улицы и обочины, трупы не успевали бы забирать «скорые», а складывали бы по обе стороны кювета. Убрать таможенников: из-за границы хлынет поток дешевых товаров, наша промышленность встанет, а десятки миллионов жителей останутся без работы… и пойдут грабить магазины. Убрать Думу — и начнется такой хаос, что ужасы войны покажется раем. Но вот сейчас, боюсь, даже Дума не успевает, как не успевают все политики, философы, пронырливые журналисты, законники и юристы. Всегда старались обсудить возможные проблемы до того, как они станут реальностью, но вот сейчас со всех сторон такой вал изобретений… да что изобретений — открытий! — что глаза разбегаются. Биотехнология позволяет модернизировать человеческое тело хоть за счет клонирования, хоть за счет донорских органов, нанотехнология предлагает вживлять в человека чипы, которые могут резко изменить его поведение, а компьютерщики заявляют, что вот-вот создадут искусственный интеллект, в миллиард раз мощнее человеческого… Во весь рост встали горные хребты этических, социальных, культурных, научных и философских вопросов, их бы тщательно обсудить, изучить, обдумать и дать взвешенные рекомендации, продуманные и безошибочные. В старое доброе время этим занимались крупные организации, а то и выносились на всенародное обсуждение, журналисты расписывали во всех подробностях, прощупывая мнения народа…

2038-й год

Компьютеры, как ни странно, за эти короткие десять лет не только развились до немыслимых высот, но и благополучно почили. Только в самых дальних деревнях можно встретить настоящие компьютеры, которые раньше назывались ноутбуками, в отличие от огромных громоздких ящиков, что исчезли еще раньше. Все давно перешли на приемо-передатчики, что проецируют изображение прямо на сетчатку глаза. Да еще я дома оставил на стенах наклеивающиеся экраны, где держу сменное расписание, туда поисковая система выводит все новости из областей, которыми я интересуюсь больше всего. В нанотехнологию начали вкладывать деньги в первую очередь потому, что конструирование новой вычислительной техники всегда сопровождалось резким уменьшением ее размеров. Но сейчас уперлись в ту стену, за которой уже если и удается что-то рассмотреть, то не удается манипулировать сверхмалыми объектами. Если же удастся преодолеть этот единственный барьер, перспективы открываются самые сказочные. Сегодня в парламенты ряда стран одновременно внесены законопроекты насчет того, что голос культурного и образованного человека должен весить больше, чем голос непросыхающего слесаря. В печати дебаты на тему, не отстранить ли быдло от голосования вообще, но в конце-концов решили палку не перегибать, не Россия, поди, пусть в выборах принимают участие все, но голос академика не должен быть равен голосу слесаря. С этим согласились практически во всех странах, жаркие дебаты развернулись только по самой градации важности голосов. Примерная схема такова: голос взрослого человека с неполным школьным образованием равен одному голосу, а у человека с высшим образованием–двум. Уже аспирант имеет пять голосов, доктор наук — сто, академик — тысячу. Кроме того добавочные голоса имеют всякие заслуженные деятели, ветераны движений и пр.пр.пр.

2039-й год

Не оправдались надежды и прогнозы аналитиков, что нефти хватит еще, как минимум лет на двадцать, а цветных металлов — на десять. Два года тому иссякли последние запасы цинка, а в этом закончатся последние запасы меди. Хуже того, через три-пять лет иссякнет последнее месторождение нефти, а через пятнадцать – угля, но альтернативные источники энергии все еще так и не вошли в широкое пользование. Больше всего надежд было на термоядерное топливо, еще пятьдесят лет тому все специалисты предсказывали, что вот-вот, через пять-шесть лет термоядерная станция вступит в строй, и весь мир будут захлестывать волны сверхдешевой энергии. Планета исследована до самого центрального ядра, уже точно известно, что халява кончилась. Ну, если не считать, солнечной энергии или движения ветра да приливов.

2040-й год

Наконец-то суперзвездами стали ученые! В первую очередь те, кто работает над проблемами здоровья, продления жизни. Они сами сперва ошалели от внимания, когда их портреты стали появляться на обложках журналов, да не сугубо научных, а популярных, рассчитанных на простого обывателя, на массовые вкусы. Поп-звезды и рок-музыканты с их пристрастиями к наркотикам и нездоровой жизни отошли на задние планы. Героем стал, к примеру, скромный доктор наук КК, который сумел подсоединить фрагмент одного гена к другому, в результате чего подопытные мыши стали жить втрое больше. После клинических испытаний в больнице на безнадежно больны, половина излечилась, а вторая половина ощутила немалое облегчение.

2041-й год

Стремительно теряет то значение, какое раньше имел спорт. Теперь это больше соревнование генетических инженеров: кто смоделирует более прочную структуру соединительной ткани, а когда пошли ломаться при чрезмерных нагрузках кости, то занялись костям. Теперь на соревнованиях атлеты поднимают вообще немыслимые веса, смотреть страшно. Да, смотреть страшно как на поднятый вес, так и на самих спортсменов, что уже и не люди будто, и киборги, терминаторы в человеческом обличье. То же самое и с конкурсами красоты. Началось давно, когда впрыскивали разогретый парафин в женские груди, потом его заменили силиконом, а сейчас любая богатенькая может положить на стол фото понравившейся фотомодели и сказать: хочу, чтобы меня сделали такой же. И умельцы от пластической хирургии делают и фигуру из безобразно толстой и корявой, и морду из монголо-бурятской удлинено аристократическую, и все-все, чем красотка привлекает взоры восторженных мужчин. В бодибильдинге, культуризме, пауэрлифтинге и фитнесе та же картина… Здесь, правда, обходятся без операций, но успех зависит от того, какие добавки и сколько их потреблять. Есть такие флакончики, что надо быть диктором сети авиалиний, чтобы потреблять в нужном количестве, но зато горы мускулов гарантированы, даже если все врем будешь лежать на диване.

2042-й год

Решение насчет ужасающего перенаселения пришло вроде бы само собой. С самой неожиданной стороны. Уже давно замечено, что цена лекарств растет по экспоненте, а стоимость операций вообще зашкаливает, но все эти цены показались смехотворными, когда начались операции на генах. Стоимость рядового вмешательства в гены, чтобы поправить одну-единственную болезнь, обходилась на первых порах в стоимость новенького авианосца, затем в цену Боинга, но ниже уже не падает. То-есть, операции на генах могли позволить себе в самом деле только состоятельные люди, остальные же… остальные довольствуются тем, что дает бесплатная медицина. Но кто им запрещал поднять задницу из кресла, отставить пиво, выключить пиво и пойти поработать сверхурочные? Поучиться, повышая квалификацию? Вообще поучиться, они и в школе оживали только на переменах, когда можно потискать одноклассниц, дать в лоб младшекласснику, а на уроках отключались! И наконец-то началось повальное увлечение резервами мозга. Правда, оказалось, что резервы не так уж и велики, как оптимистически восклицали в прошлом веке: мол, мозг работает на десять процентов, остальное спит, энтузиасты говорили о семи процентах. о пяти, шло некое соревнование, что на потребу журналистам скажет меньшую цифру, пока не договорились, что мозг работает на два процента, остальное же в резерве… Оказалось, что на самом деле мозг работает почти на семьдесят процентов. Только тридцать в запасе, но и те подключаются время от времени, когда нужно решить задачу или выбраться из неприятной ситуации. Так что пришлось сперва модицифировать ген, отвечающий за пропускную способность нейронов, а затем сумели расшифровать и поправить ген, отвечающий за абсолютную память. Как только человек получил возможность запоминать все, что хотел, научный прогресс стремительно прыгнул еще дальше.

2043-й год

Машины начинают напоминать танки. Не столько, правда, внешне, но по защитным качествам некоторые даже превосходят: бессмертие потерять намного жальче, чем остаток и без того короткой жизни. А защищать такие машины прошлось еще по весьма прозаической причине: долгоживущие начали прикреплять на ветровое стекло талончик страховой компании, а те, кому долгая жизнь не светит в силу финансовых причин, злились и либо подрезали, либо не давали дорогу, а то и вовсе шли на столкновение, зная прекрасно, что трус обязательно отвернет в сторону. Страховые фирмы растут, как грибы: после достижения даже не бессмертия, а долголетия, резко возрос спрос на общую безопасность. Одно дело — потерять жизнь, которой и так с гулькин нос, другое — практически бессмертие, ибо сегодняшнее долголетие дразнящее обещает плавно перейти в бессмертие. Причем, сейчас, когда еще не определилась приоритетная линия, к бессмертию можно придти как путем генной перестройки, так и банальной заменой отмирающих органов на механические. Можно и самым проверенным и дешевым вариантом: с помощью замены донорскими органами, как раз научились в массовой порядке выращивать отдельные органы в банках.

2049-й год

Начинают появляться чипы, которые встраивают в тело не только, чтобы общаться или принимать новости, как бы заменяя устаревшие мобильники, плееры, но и для улучшения характеристик организма. Искусственные суставы, синтетические мускулы, усилители нервных сигналов… Все это делалось уже несколько лет, но тогда была вынужденная мера в отношении больных, инвалидов, а сейчас происходит качественный скачок: начинают прибегать к чипам и вполне здоровые люди. Конечно же, в обществе снова начались волнения, поползли слухи, раздуваемые прессой, о грядущей расе сверхлюдей, конечно же — злых и бесчеловечных, пошли демонстрации протеска, перед Думой митинги, а Дом Ученых окружили живым кольцом из неудачников, которые не смогли найти себе место в обществе, но силы есть, значит — надо их истратить на строительство баррикад.

2054-й год

Сенсацией прозвучало сообщение медиков, что создано дешевое и абсолютно надежное средство лечение диабета. Во всем мире диабетики, испробовав препарат, вздохнули с облегчением. Диабет не просто отступил, а уничтожен, как в прошлом чума или оспа.

2056-й год

Группа ученых, объединившихся вокруг лауреата Нобелевской премии Дейла Миллера, создали в штате Небраска мощный комплекс, где усиленно работают над созданием сверхразума. Чтобы ускорить дело, они создали на основе нейронных сетей, а вместо сложнейшего программирования, которое неизвестно как и делать, дали возможность компьютеру самому обучаться, как младенцу. Разница лишь в том, что при скорости работы, на обучения могут уйти доли секунды, после чего сверхразум вспыхнет пылающим светом во всех грозной мощи. И хотя за проектом наблюдают компьютерные специалисты, философы, когнитологи, экономисты, неврологи, а также политики и законодатели, мы в своей лаборатории чувствовали себя очень неуютно. Из концерна торопят, да я и сам не сплю последние полгода, не вылезаю из рабочих помещений. Нужно опередить, иначе человечеству хана. Что бы нам не говорили, что сверхразум будет добр и станет о всех заботиться, слюни и сопельки вытирать, но что-то мне не верится в такую дурь: очень это ему надо? Проще смахнуть нас, как тараканов, и заняться своими математическими расчетами.

2059-2091 годы

2059-й год

Ура-ура, можно сказать, что мы создали сверхразум. Не искусственный интеллект, а человеческий сверхразум. Профессор Кулебякин и академик Уваров переселились в компьютер, теперь рабочая частота их сознания в десять тысяч раз больше, чем у нас, застывших в удивлении перед их новым домом, что одновременно является же и телом. Именно застывших: для них, мыслящих в десятки раз быстрее, мы кажемся не просто ужасно медлительными, но и вообще превратившимися в статуи. Ужасающие возможности виртуальных миров ударили со всей мощью естественного отбора эволюции, что ждала так долго. То, что не смогли сделать ни чума, ни холера, ни СПИД, ни рак — сделали виртуальные миры. Шесть миллиардов, которым рухнуло от нас, трансчеловеков, полное изобилие и возможность больше не ходить на проклятую работу, где ими командуют сплошные дураки, с головами ушли в эти сказочно прекрасные миры. Да что там сказочные, куда там сказочным, это такие миры, которые сам творишь, и женщины там такие, каких сам жаждешь, каких сам делаешь! Впрочем, женщины лишь на немного пропустили мужчин вперед. Да и то лишь потому, что мужчины ко всему восприимчивее и первыми суют головы в петли. У женщин свои миры, хотя на мой взгляд ничем не отличались от мужских: те же убогие запросы, те же простенькие желания, которые удовлетворить так легко. По сути, в виртуальных мирах те и другие в первую очередь удовлетворяли те страсти, которые принято называть низменными, хотя это как раз базовые инстинкты, на которых и возросло человечество. Тем и другим после виртуальных партнеров на реальных и смотреть смешно, если не противно, так что рождаемость фактически сошла к нулю. Проблема нахлебников решалась сама собой: «простые» живут в самом деле по простейшим алгоритмам, ими движут только общие для всего животного мира инстинкты. Бурно размножались только в дикую эпоху, когда не существовало контрацептивов, а потом уже заводили по одному ребенку потому, что «так принято», «как же совсем без детей, кто нас кормить будет», а сейчас и это отпало: будет кому кормить, уже видно, что изобилие не кончится. Некоторые из транслюдей, особенно молодежь, вызывающе выставляли встроенные детали поверх кожи и даже одежды, а силиколовые сухожилия накладывали поверх, но основная масса, я в том числе, предпочитали их скрывать под кожей, с виду оставаясь все те же людьми.

2063-й год

Увы, обещанного «лекарства от смерти» так и не создано, а средства частичного омоложения очень громоздки и баснословно дороги. Пока что их могут позволить себе только кинозвезды и олигархи, из-за чего в обществе начались разговоры, что не все в порядке в мироустройстве, если самыми ценными оказываются шоумены, а не ученые, благодаря трудам которых шоумены и сколотили такие состояния. Разговоры нарастали, в сенаты и конгрессы выдвигались даже законопроекты, но все как-то угасало в процессе обсуждений на уровне комиссий: слишком все похоже на «отнять и поделить», никто не любит, когда государство начинает вмешиваться в жизнь общества. Я следил внимательно, я себя причисляю хоть и к технарям, но все-таки к тем, кто продвигает новые технологии, а не рассказывает с эстрады анекдоты.

2068-й год

По всему миру, ощутив угрозу своему существованию, подняла прихожан Церковь. Не церковь, а Церковь: на митинги вышли католики, протестанты, православные, англиканская и армянская, а также все остальные ответвления христианской, все ее многочисленные фракции, секты, а по Азии и Востоку в тот же день, что говорит о прекрасной согласованности действий с вроде бы врагами, улицы перегородили мусульмане, индуисты, синтоисты и все-все, кто всерьез рассчитывал обрести загробную жизнь на халяву да еще в более лучшем мире, чем этот сраный. Неизвестно, сколько из них протестовали искренне, сколько было оплачено всемогущей церковью, накопившей такие богатства со времен первых апостолов, что бюджеты всех стран мира покажутся отцам церкви мелочью для карманных расходов, но планету тряхнули так, что едва удержалась на орбите.

2072-й год

120-летний Конгрев после вручения ему Нобелевской премии вышел из здания с наслаждением снял фрак и даже рубашку, оставшись перед шокированной и в то же время восторженной публикой обнаженным до пояса. Восторженной потому, что с помощью современных спортивных добавок и правильно построенных очень необременительных тренировок накачал себе великолепную фигура атлета с широченными плечами, выпуклой грудью и могучими рельефными бицепсами. А живот, на котором отчетливо проступают знаменитые шесть кубиков, просто великолепен, и понятно, почему Конгрев воспользовался рекордной жарой, чтобы продемонстрировать свои бесподобные данные физические данные.

2073-й год

Надежды, что вот-вот будут созданы «лекарства от смерти», не оправдались. На практике все оказалось намного сложнее, чем мыслилось теоретикам. Не стали люди бессмертными ни в 2020-м году, ни в 2030-м, ни даже в 2040-м. Ни в этом, 2073-м. Правда, за это время создано множество препаратов, в море которых еще надо разбираться, которые действительно продляют жизнь, но и там существует множество оговорок и строжайших ограничений. Словом, если кто-то рассчитывал, что купил таблетки, проглотит и станет жить на сотню, ну пусть на десяток лет дольше – фигушки! Нужна и строгая диета, и постоянный медицинский контроль, и постоянная работа над собой, ибо мозг долгожителей становится крайне инертным, и нередко уже столетние превращаются в овощи, не нагружая мозг, не заставляя его работать в полную силу. К счастью, за медконтролем не нужно ездить в дорогие специализированные клиники. Обыкновенные часы на запястье внимательно следят за организмом, мониторят любые изменения, строят краткосрочные и долговременные прогнозы, дают рекомендации, а если слишком уж прохлопаешь ушами из-за занятости, то сами вызовут врача.

2075-й год

Закрывается последний завод по производству шампанского. Двумя годами здесь же был закрыт завод по производству дорогих коньяков, но теперь видно, что с закрытием затянули чересчур: остатки продукции все еще лежат не распроданными. Возможно, такое же случится и с шампанским. — Распродадут на сувениры, — сказал Кондрашов. — Вон у Песарькина на стене мечи, топоры, лапти… Пусть купит бутылку шампанского, пока цены взлетели еще не совсем до небес.

2076-й год

Наноуглеродные материалы позволили создать такие конструкции, при виде которых я то и дело останавливался в восторге. К тому же резко устроилось строительство, я не мог представить себе, что ажурный мост без единой опоры будет построен и переброшен через Волгу всего за неделю, но что мост — старые дома бесшумно сносятся за одну ночь, а утром нередко уже поднимаются первые этажи стремительно растущего небоскреба, больше похожего на изящную скульптуру.

2078-й год

Цена на чипы снизилась настолько, что их начали вставлять и домашним животным. Конечно, такое по карману только состоятельным людям, что вызвало новую волну озлобления у «простых», мол, буржуи с жиру бесятся, нам средств не хватает на новый автомобиль, а они собакам такое, зато даже ньюсовики перестали печатать леденящие душу сообщения, как где-то собака буржуя «искусала маленькую девочку». Вообще-то и раньше это были газетные утки, но народ верил охотно, а сейчас и дурак знает, что такой чип надежно блокирует такие кусательные наклонности.

2080-й год

Сердечной мышце требуется все меньше сокращений, чтобы доставлять кровь в мозг и некоторые уже оставленные части тела животного. Специалисты заговорили, что при такой малой нагрузке сердца хватит на сотни лет, вообще нет необходимости разрабатывать новые конструкции. Пусть остается прежнее, животное, а потом наступит полная замена биологической ткани на искусственную. Конечно, большинство людей возжелает, чтобы и в новом материале быть похожим на прежнего человека, но самые смелые уже сейчас начинают конструировать свои тела такими, что от «человеческого облика» остается все меньше и меньше.

2085-й год

Над планетой мельтешат, как комары в теплый летний вечер, спутники связи размером с мельчайшую пыль, создав беспроводный коммутатор. Их миллионы, точно такие же сверминиатюрные космические корабли уносятся в дальний космос: одни к ближайшим звездам, другие к дальним, а многие запущены вовсе в пространство с очень специфическими задачами исследовать все еще загадочную темную материю, из которой, оказывается, состоит мир. Сотни беспилотных станций опустились на планеты, где для исследований, а где уже вовсю строят целые города под куполом, куда потом прибудут первые колонисты. На передаваемых фото и в живом видео видно зеленые оранжереи, огурцы и помидоры уже вот-вот дадут первый урожай, все с запасом, колонисты получат все с избытком.

2086-й год

Полная херня насчет противостояния роботов и людей. Это могло бы случиться только в одном случае: если бы люди остались на уровне КК, который даже хорошие зубы не хочет ставить, ибо это вторжение проклятой техники в его священный организм. Но я постоянно иду с опережением: все новинки, усиливающие мои физические или интеллектуальные данные, тут же осваиваю и приспосабливаю. Я одним из первых подключился к широкополосной Сети через крохотный чип, встроенный прямо в мозг, а когда ощутил, что тону в этом океане постоянно обновляющейся информации, постарался расширить все каналы восприятия. Сейчас я успеваю обрабатывать информации примерно в двести-триста раз больше, когда во мне чужеродного были только металлокерамические зубы. Впрочем, металлокерамику я перестал замечать в первые же дни, уже через неделю грыз орехи, воспринимая зубы как свои родные, только ставшие крепче и надежнее, так и с этими вживленными чипами забывал о них на второй-третий день,

2088-й год

Здорово, конечно, иметь в качестве органов чувств весь арсенал современных датчиков: вижу сквозь стены, туман, вообще смотрю на сотни километров и могу рассмотреть там любого муравья, разговариваю без мобильника. Еще в первые же дни я записал себе все основные языки, в том числе даже латынь, вдруг да пригодится, это заняло всего две секунды, и сразу же мог говорить на французском лучше любого француза, а на китайском — на уровне профессора, знатока китайского языка. Разумеется, все фундаментальные знания по физике, химии, математике и кибернетике я получаю в тот же момент, как их выкладывают в Сеть, так что всегда в курсе всех открытий, изобретений, усовершенствований и всегда вижу, в каком направлении двигаться самому. Я даже не представляю с какой скоростью рванется наука и технологии, если учесть, что совсем недавно даже самые гениальные ученые девяносто девять процентов своего времени и сил тратили на жратву, сон, дефекацию, одежду, езду на работу и обратно… Еще больше времени и сил тратило простое человечество, очень даже простое, которое строило дома, пахало поля и засевало зерном, что-то ткало и что-то шило, даже сапоги тачало… Сейчас вот законный вопрос встает во весь рост: а на хрен они нужны, эти простые, как три рубля?

»’2091-й год»’

Ищем, что предпринять против самоубийц. Что-то тянет человека покончить с собой, какое-то любопытство: а что там, за гранью? В ряде ведущих научно-исследовательских центрах начали срочно искать ген самоубийства. Дискуссия в обществе: а не разрешить ли самоубийства, это же волеизъявление человека, к тому же природа так подает сигнал избавления от балласта. Но, с другой стороны, природа действует по старинке, а у нас, людей, другие критерии, чем у животных, несмотря на общую биологическую основу.

2091-2118 годы

2092-й год
Большинство случаем самоубийств связано с психотропиками. Психотропики вызывают хорошее состояние духа. Подъем настроения, убирают скуку,
Возможно, к ним слишком привыкли. Аддикции нет, однако же в психике как будто что-то меняется… Или ничего не меняется, а должно меняться.
Статистики, они как-то заметили совпадение кривой потребления психотропок и самоубийств. Быстро просмотрели отдельные случаи: в самом деле среди покончивших с тобой большинство активно пользовались психотропками.

2093-й год
Наконец-то производство стволовых клеток стало массовым, что привело к снижение цены втрое. Половина населения уже воспользовалась полным омоложением, об этом писали и говорили все, начиная с ньюсов и заканчивая пьяными бомжами в парках. В тени как-то осталось, что стволовые в первую очередь делают нечто гораздо более важное: оздоравливают и лечат даже самые тяжкие хронические заболевания.
Вот тут-то и выплеснулось подспудное и подавляемое: все погнались за молодостью, даже те старики, что с гордостью и достоинством говорили о неприятии бессмертия по этическим и прочим моральным соображениям, вдруг ринулись в центры омоложения, как только пересчитали в кошельке и убедились, что на резко подешевевшую инъекцию теперь хватит.
На третий год производство стволовых клеток удешевилось еще на треть, а на четвертый — цены рухнули до уровня, что стали по карману рядовому потребителю.
Человеческий род вылепили голод и борьба за выживание. Даже тогда, когда уже не питекантроп, а эллин, римлянин, гунн, гренадер или коммунист победившего социализма — все боролись за выживание. Это формировало характер. Но вот сейчас на мир обрушилось материальное изобилие, в дом каждого вошли ну просто идеальные технологии. О чистоте экологии можно и не вякать, чище не бывает. Безопасность абсолютная, плюс ко всему возможность заниматься только тем, что хочется. И столько, сколько изволится самому, а не начальнику.
Словом. Борьбы никакой, а изобилия во всем — хоть захлебнись…

2094-й год
В Центре нанотехнологий приступили, как они тут же громогласно заявили во всех средствах связи, к конструированию нанобота на основе вируса.
Хотя вирус и есть готовый нанобот, которого надо всего лишь научить функционировать вне клетки, но в этом как раз и основная проблема. Размер вируса идеален для нанобота: несколько десятков нанометров, его даже в микроскоп не видно, так как короче световой волны, однако вне клетки он существует только в виде мертвого кристалла. Скажем, мягче: в неактивной кристаллической форме. В этой неактивной форме он может существовать хоть миллиарды лет, для него нет времени, но при контакте с клеткой он как-то проникает в нее, причем — никто не знает, как проникает, оболочка остается вне клетки, а впрыскивается только РНК, которая почему-то и как-то добирается до рибосомы и перепрограммирует ее на воспроизводство вирусов.

2095-й год
Хотя вирусы в чем-то даже проще, чем конструируемые наноботы, однако в Центре пришли к сенсационному выводу, что вирусы руководствуются весьма странной программой, которую некоторые уже окрестили внеземным разумом.
Поведение вирусов так и не удалось объяснить ни механикой, ни химией, в Центре не могут даже понять, как вирусы проникают через мембрану клетки, тем более — как находят рибосомы и выполняют их перепрограммирование, что само по себе невероятно сложно.

2096-й
Тревожное сообщение: в больницу поступил человек из числа первой группы, которым были запущены МЭМСы. Долго не могли понять, почему сбой, по всем параметрам бот работает исправно, выполняет все команды, однако информация от него иногда поступает не совсем точная. Во всяком случае ожидалось все, что угодно, но только не такой нелепости, когда исправно функционирующий бот, рассчитанный на десятки, а то и сотни лет бесперебойной службы, начинает сбоить совсем не там, где ожидались узкие места.
После долгих споров и совещаний решено было с согласия пациента запустить второго бота, аналогичного по всем параметрам. Его сразу направили в то же место, он выдал на экрану информацию, что полностью совпала с данными магниторезонансного обследования. Вздохнули с облегчением, работает! Все в порядке. Никакой там бермудовой дыры, просто с первым какой-то сбой…
Но через месяц пришло сообщение о таком же случае с другим пациентом, а затем начали замечать, что и другие боты выдают на экраны несколько неверную картину. В печати забили тревогу, что эдак сошедшие с ума боты начнут вырезать вместо раковых клеток здоровые, а раковые, напротив, разносить по телу, общественность забурлила, забеспокоились даже в правительстве. Пришел грозный приказ разобраться и срочно доложить, иначе все работы будут запрещены законом.
Молекулы перемещаются хаотически. Предсказать их движение просто невозможно, но не в этом дело. Все эти перемещающиеся молекулы толкают наш крохотный бот так, что он в первую же секунду собьется с курса. И сколько бы программа не корректировала курс, он может двигаться только с током крови.
А дальше мы вторгаемся в наименее исследованную область, теорий много, разработок мало. Придется говорить о законах квантовой неопределенности, который на тела такого размера действуют так же реально, как слипание на этаже выше. Передаваемая информация может быть абсолютно точной, но принимаемая — уже нет… Квантовая неопределенность действует и на людей, но что нам два-три выпрыгнувших из ничто атома? А вот на такой мельчайший нанобот… тем более, на передаваемую им информацию…
Вступает в строй компьютер мощностью в семнадцать декафлопс в секунду. Наноботы — приоритетная задача.

2097-й
Больше всего вызывают тревоги насчет возможной появления «черной топи», но когда Штаты, несмотря на протесты, ввели жестокий контроль не только над странами, но и над личностями, эту опасность свели к нулю. Но остается, как постоянно предупреждают в печати, возможность «серой топи», это когда самовоспроизводящиеся наномашины случайно, именно случайно выходят из-под контроля и пожирают все на Земле, превращая это все в «серую топь».
Из-за такой возможности, пусть и крайне малой, практически ничтожной, больше всего сил и ресурсов у нас отвлечено на системы пятикратного, а иногда и десятикратного контроля. И всякий шаг, даже шажок, перепроверяли: «а не будет ли чего?».
Завод наноботов находится под тремя защитными колпаками из металлов исключительной прочности. Даже космические корабли не делают такими прочными. А сам завод в самом центре, да и он разделен на отдельные ячейки, полностью автономные. Все запечатано, все управляется только снаружи, везде масса наиболее разрушительной взрывчатки, а в довершение всего — мощный термоядерный заряд, который сожжет все на мили вокруг… если что-то в процессе производства наномашин пойдет не так, как запланировано.
Машинный зал, из которого наблюдают за производством. Сотни людей молча смотрят на экраны. Все записывается, вплоть до мимики операторов, которую аналитики потом анализируют. Если потребуется какое-то действие, то его совершают всемером, таким образом снимается риск неверного движения или внезапного сумасшествия оператора.

…В прессе постоянно рисуют идиллические картинки будущего, как в одном и том же обществе живут люди, трансчеловеки и зачеловеки. Все три формы не просто сосуществуют, но и чуть ли не поют, взявшись за руки. Сперва, понятно, простых людей будет абсолютное большинство, к трансчеловекам они будут относиться снисходительно, а к зачеловекам — так ваще. Потом зачеловеки за несколько десятилетий разовьются настолько, что намного обгонят людей. Конечно, они будут жить, как добрые боги среди людей, заботиться о них, следить, чтобы никто не болел, чтобы у всех было материальное изобилие, чтобы все были счастливы. А люди будут вести свою повседневную жизнь, навсегда избавленные от голода и болезней.

2098-й год
Очередная встреча разработчиков высоких технологий состоялась в Лас-Гарде. Слетелось почти триста виднейших ученых и практиков.
В первый день занимались выработкой общей стратегии по отношению к лишним людям, которых, конечно, лишними никто не называл, все предпочитали какие-нибудь эвфемизмы, вроде «высвободившиеся человеческие ресурсы», но суть оставалась та же: грязный и неквалифицированных труд исчез окончательно. Все работы выполняются механизмами. Более того, если сейчас за их работой все еще следят высококвалифицированные инженеры, то завтра и эти инженеры потеряют работу: механизмы смогут сами себя диагностировать и заниматься ремонтом.
Но с инженерами проблема еще не стоит, а если и встанет, то в самом малой степени. Во-первых, их не пять миллиардов, во-вторых, инженерам легче повысить квалификацию, пройти переобучение, заняться наукой, проектированием. А вот с этими двуногими, что пользуются всеми благами машинного рая, однако же устраивают забастовки, ломают следящие приборы, нападают на ученых, в некоторых районах даже разгромили научно-исследовательские центры…
Предложений было много, а потом, как водится в подобных ассамблеях, когда собирается слишком много умников, ни до чего не договорились, а решили оставить все, как есть. Но только дать этим «простым людям» побольше того, что они жаждут — хлеба и зрелищ, то есть, материального изобилия и доступа в виртуальные миры, где они могут проводить все время, даже чтобы жрать и совокупляться ухитрялись там, это избавит нас от их притязаний, а они постепенно вымрут, трахая направо и налево виртуальных фотомоделей и даже глав правительств.
Для этого просили Координационный Совет выделить еще два триллиона на развитие сверхширокополосной сети, чтобы и в далеких изолированных поселках простой человечек мог участвовать в виртуальных сражениях в космосе, строить средневековые замки, участвовать в заговоре против Цезаря и добывать подвески королевы. Главное же, чтобы не лезли в наши дела, не учили жить, как очень любят все «простые», которые всегда все знают и готовы взять на себя бремя управления экономикой, наукой, искусством, высокими технологиями…

2099-й год
«Простые» разделились на чистых и нечистых. Хотя вообще «простые» не могут приобрести расширяющих возможности из-за дороговизны, однако подают это так, что сами не позволяют себе преступить через твердые убеждения. Киборгизация человека, так они называют расширение возможностей, дескать, плохо, отвратительна, ужасна, даже преступна. Потому они, истинные люди, никогда не пойдут на то, чтобы портить природу человека.
Многие начали прикрываться Богом, мол, нельзя портить его рук дело, хотя именно киборгизацию Бог и предложил человеку, когда велел сделать обрезание, то-есть, начинать самим изменять то, что создал он.
Во всяком случае, иные из «простых», начиная зарабатывать больше, да и цены на чипы все время снижаются, так и не стали расширять ни способности, ни силу, ни даже память, хотя именно на память большинство и жалуется. Эти вошли в группу чистых, они создали свое общество, написали устав, и ревниво следили, чтобы все члены соблюдали, вовремя пресекая случаи предательства.
К ним стремились попасть те из неблагополучных, кто не мог накопить средств. Этих принимали тоже, тем самым повязывая строгими правилами устава. Появилась эдакая гордость, бравирование возможностью погибнуть в любой момент.

2100-й год
Сегодня торжественно закрыли последнюю на планете фармакологическую фабрику. Производство лекарств прекращено полностью, прекращено навсегда. Отныне любое заболевание лечится обычным изменением ДНК, никаких лекарств. Все, это осталось в дремучем прошлом.
А на другом конце города открыли гигантский зоопарк вымерших видов. Львиную долю парка пришлось отдать динозаврам, эти гигантские ящерицы сотрясают ревом окрестности, дерутся за сферы обитания, жрут друг друга, а крылатые рептилии с тупым упорством пытаются пробить силовой барьер, накрывший парк.
Есть, правда, еще один парк, законность которого время от времени оспаривается общественностью. Там виды не вымершие, а сконструированные. Есть забавные, есть ужасающие, есть причудливые, но время от времени в обществе находится вожак, который ведет громить или хотя бы запрещать, ибо — «неэтично». Иногда толпа большая, иногда — группа, все в зависимости от того, что в данный момент считается этичным. И хотя этого зоопарк существует всего один год, но «этично-неэтично» успело поменяться местами несколько раз.

2102-й год
Сегодня, пожалуй, нанесен последний удар по многочисленной группе сторонников переселения человеческого создания в огромные компьютеры. Или суперкомпьютеры. Пока там спорили и разбирали все этические, философские и моральные проблемы, была создана сверхширокополосная связь.

«…У меня в личном пользовании емкости в семьдесят квадрибайт, две трети еще ничего не заполнено. Я в постоянной связи с домашним компьютером, это уже та сверхдолговременная память, в которой роюсь постоянно, но сейчас попробовал не просто закачать туда, упрощенно говоря, свое «я», но и держаться на постоянной связи.
Странное спервоначалу ощущение, когда чувствуешь себя да и живешь одновременно в человеческом теле и в неком пространстве, но быстро привык к подобной двойственности. Вообще есть соблазн все свое «я» держать там, дома, а свое тело использовать как вынесенные наружу сенсоры и некие манипуляторы, но емкости позволяют дублировать любую мысль, любое сообщение, так что я то ли руководствуясь древними инстинктами, то ли предрассудками, но предпочел быть одновременно там, дома в огромном емкости, и здесь, наверху, где я в человеческом теле, хоть и напичканном чипами, сам все вижу и все делаю…

…Внезапно раздался испуганный вскрик. Тревога хлестнула по нервам, в миллионную долю секунды я ощутил быстро приближающуюся опасность. Не рассуждая, метнулся в сторону, действуя только на инстинктах, глаза и все чувства панически обшаривали окрестности, наконец на третьем шаге вскинул голову…
Ноги подкосились от леденящего ужаса: из бездонной голубой выси, где ни облачка, появилось стремительно растущее темное пятнышко, разрослось, я успел сделать еще пять шагов, непроизвольно вскинул голову снова. Страшная тяжесть ударила, как кувалдой по мухе, расплющила, я успел услышать треск ломаемых костей, звон рвущихся жил: стальных и биологических, затем только страшная боль пронзила все тело. Мой мозг расплескало на сотни метров мельчайшими брызгами, а все тело перемололо в муку.
Я вскрикнул в темном мире компьютера, поспешно подключил добавочные сенсоры на спутниках и рассматривал сверху эту чудовищную металлическую глыбу. По Сети сразу же пришло сообщение, что потерпел аварию беспилотный самолет, перевозивший контейнеры с экскаваторами. Один из контейнеров потерян, самолет сумел благополучно приземлиться на ближайшем аэродроме.
Вокруг огромного контейнера бегали человечки, кричали и размахивали руками. Прилетели два крана, подцепили и унесли сперва разбитый контейнер, а потом вывалившийся из него экскаватор. Вернее, куски, что уцелели при ударе. От моего тела остались только быстро высыхающие кровавые пятна, да еще размолотые в муку кости.
Кондрашов вскинул голову, посмотрел в пространство.
— Ну и хрень… ты все видишь?
— А как же, — ответил я раздраженно через микрофон в его ухе. — Ну почему это со мной?
Он похрюкал в задумчивости.
— Знаешь, — сказал спустя минуту, — лучше с тобой, чем со мной.
— Да. — признал я нехотя, — но и мне сидеть здесь… не знаю сколько!

А вдруг, мелькнула мысль, такой же контейнер обрушился бы и на мой дом? Гавкнулся бы я полностью без шанса на восстановление. Конечно, это паранойя, предполагать, что в нашем благополучном мире такое возможно, но все-таки… не поместить ли хранилище куда-нибудь вглыбь? Поглубже? Да не в бункер, а вообще в толщу земной коры, километров на десять-двадцать…
Смешно, но именно такое предложение я услышал через неделю на техническом совете инженеров. Один из координаторов, основываясь на случае со мной, предложил создать в толще гор подземное хранилище, которое не повредить даже падением гигантского метеорита, наподобие аризонского или тунгусского. Там наши копии, то-есть, мы сами, будет защищены, а кроме того, находясь в тесном общении, сможем создать некую новую надобщность, некий организм, в котором мы все хоть и являемся неповторимыми личностями, но в совокупности будем представлять Особый организм. »»

2103-й год
Самое серьезное препятствие на пути нанотехнологий встало там, где меньше всего ожидали. Как-то само собой ожидается, что и в микромире будут действовать все те же законы, как и в макро, что вообще-то верно, однако некоторые законы, проявление которых ничтожно здесь, т а м рулят.
К примеру, если мошка коснется капли росы, то прилипнет так, что не хватит силы оторваться, силы сцепления для крохотного тельца окажутся непомерными, а вот жук оторвется с легкостью. Однако в мире микрочастиц сила сцепления столь велика, что просто не удается отлепить одну деталь механизма от другой.
Первый ассемблер, собранный с титаническим трудом, попросту отказался работать. Движущиеся части механизмов слиплись и сила моторчиков оказалась недостаточной, чтобы преодолеть силу молекулярного сцепления.

2104-й год
Вспыхнула глупая, но очень бурная и местами ожесточенная дискуссия по смене летоисчисления. Крайне левые, а они в любом обществе, потребовали избрать новую точку для отсчета новой эры в эволюции человечества. То, что сейчас привычно, и человечек не задумывается, почему именно сейчас тридцатое мая две тысячи девяносто шестой год — еще не значит, что так и должно быть.
Любая точка отсчета — произвольная, ее выбирают люди сообразно своим желаниям. Одно время считали от сотворения мира, но однажды теологи, собравшись, решили взять точкой отсчета рождение Христа, провозгласив новую эру. В 7208-м году Петр Первый велел вслед за наступающим 31-м декабря 7208-го года отмечать 1-е января 1700-го года, и тем самым и летоисчисление России перевести на новый лад. Мусульмане ведут летоисчисление от рождения Мухаммада, сейчас по их календарю на шестьсот лет меньше, чем на нашем. У китайцев, иудеев и японцев свои календари, так что не пора ли установить для всего человечества, к примеру, год принятия бессмертия, как начало новой эры.
Дискуссия была громкая, трескучая и довольно глупая. Это не значит, что обречена на провал, мы все знаем, как часто энергичные дураки продвигали в жизнь такие решения, что умные только разводили руками в замешательстве: как, мол, в наше время возможны такие дурости?
Однако в этом случае, основная масса населения осталась за порогом, а энергичных крикунов быстро образумили трезвые головы. В мире были четыре цивилизации: но только одна из них, христианская, породила науку и технологии, что привели к нынешнему расцвету и бессмертию. Так что пусть летоисчисление идет от «рождения Христа», это его заслуга, что существуют наноботы, города на Марсе и прочих планетах, полеты к звездам и настоящее бессмертие.

2105-й год
Белый, словно вырезанный из мела, город красиво и гордо возвышается под ясным синим небом. Точеные башни, купола, изящные обводы зданий. Архитектор вроде бы строил нечто сказочно-архаическое, однако стиль ультрасовременности просматривается неуловимо и в изящных обводах зданий, чем-то напоминающих сверхскоростные автомобили или поезда, в далеко выдвинутых нависающих балкончиках — такое возможно только при наличии сверхпрочных материалов.
Все дома вырастают из абсолютно ровной и зеркальной чистой поверхности, словно из стоячей воды. Нет разделения на тротуары и проезжую часть, как нет улиц или площадей, я рассмотрел низу несколько деревьев причудливой формы, поднимаются прямо из этого стекла. Прохожих почти нет, город сделали на вырост, прошмыгнули две-три машины. Открытые, одноместные, хотя не сомневаюсь, что и здешние анахореты пользуются новейшими технологиями, и любой автомобиль в состоянии стать двухместным, трех- или пяти-, как и отрастить крылья и взмыть в небо.

2106-й год
«»— Протесты были?
Он отмахнулся.
— Постоянно. Напирают на то, что ущемляем их права. Но тут промахнулись, их дурацкие законы насчет равенства и политкорректности… вот была чушь, а?.. не срабатывают. Им объяснили на пальцах, что можно, а что нельзя. Если хотят полнейшей и абсолютной свободы, можем переселить им, скажем, на Венеру. И пусть делают, что хотят.
Я прищурился.
— Неужели насчет Венеры нет планов?
— Есть, — признался он со вздохом, — но ради такого дела можно отдать ее всем этим недовольным.
Я подумал, предположил:
— Полагаю, они выдвинули контрпредложение. Даже знаю, какое?
Он сказал хмуро:
— Зная вас, не удивлюсь.
— Они предложили, — сказал я с расстановкой, — оставить их жить, как они хотят, а самим нам убираться хоть на Венеру, хоть на Марс, а хоть вовсе к чертовой матушке.
Он вздохнул.
— Угадали. Хуже того, что где-то чувствуем их правоту. По нашим нормам вроде бы проще смахнуть их с лица земли, как тараканов, а ведь возимся, нянчимся… Видимо, в самом деле придется рано или поздно оставить им Землю…
— Да и всю Солнечную систему. — добавил я. — Даже будучи «простыми», они рано или поздно поставят собственные городки на Луне и Марсе. А там начнут перебираться и на другие планеты. Мы уже будем разламывать «черные дыры», менять фундаментальные законы вселенной… то и всю вселенную, а они как раз начнут строить первый город на Марсе.»»

2107-й год
В Солнечной системе кипит работа. Из-за отсутствия единой координации одновременно осуществляют самые противоречивые проекты: корпорации «Конунг» и «Дельта-9» строят сферу Дайсона, заключив в нее и Марс, а Юпитер с Сатурном решили разобрать на составляющие, одновременно трансконтинентальный синдикат Зендауса начал спешно строить города на перестроенных астероидах: на них группы энтузиастов могут путешествовать хоть по Солнечной системе, хоть отправиться в далекие странствия к звездам, а то и к другим галактикам.
Институт высоких энергий заявил о начале строительства опытного образца межзвездного туннеля, который, по расчетам, позволит двигаться через темную материю с нулевым временем, а Центр имени Леонардо объявил о создания первого аккумулятора темной энергии.

2108-й год
«»…Этот город показался мне сверху платой суперкомпьютера: все здания укладываются в четыре-пять типов зданий, все одинаковой высоты, дороги геометрически правильные, везде присутствует холодный разум, тем не менее во всем чувствуется некая красота: беспощадная, выверенная, точная, не признающая слабостей. Ужимок и дешевого кокетства.
Кондрашов указал вперед, и я понял, что там не рельс торчит из земли, это исполинское здание, до которого нам еще лететь и лететь… Он добавил скорости, рельс начал увеличиваться, я рассмотрел сотни одинаковых окон на каждом этаже. Не знаю, сколько тысяч этажей, но и в этом немыслимом здании все та же красота строгой геометрии.
— И все-таки чувствуется, — сказал Кондрашов с иронией, — что строили «простые».
— Как?
— Этажность, — пояснил он.
Я кивнул, он прав. В мое время все еще шла битва за этажи, это было престижно и уровень технической мощи: выстроить дома выше, чем у соседних странах, что все рассматривались как соперники…»»

2109-й год
«»Над Землей по круговой орбите двигалась громадная космическая станция, яркая, сложная, еще совсем новенькая, но, увы, уже оставленная экипажем. Правда, правительство «простых» сообщило, что снова начнет исследование космоса, однако даже «простые» понимают, что их исследования и даже будущие открытия — вчерашних день этих ужасных монстров, проклятых омерзительных трансчеловеков. Но не принимать же подачки там, где можно и должно двигать науку собственными силами?
— Пусть двигают, — сказал Кондрашов. — В радостном надежде, что мы то ли вымрем от своих экспериментов, то ли убьем друг друга, то сойдем с ума все разом… А вот они будут жить и поживать. Как варвары в разрушенном Риме.
— Пусть, — согласился и Песарькин. — Все лучше, чем утопать в виртуальных грезах и все грести под себя новых и новых баб.
Кондрашов хмыкнул.
— Если бы только баб.
— А кого еще?
Кондрашов посмотрел на него укоризненно. Последние табу пали давно, среди простых мало таких, кто все еще придерживается каких-то условностей.»»

2110-й год
«»Абсолютным большинством голосом приняли Закон о Минимальном Вмешательстве. Конечно, как всегда, с опозданием. Даже не уточнялось, что за минимальное вмешательство, все прекрасно понимают, о чем речь. Последние недели ньюсы трясет волна сообщений о генетических изысках дизайнеров, о соревнованиях модельеров, что перестраивают свои тела и тела своих манекенщиц, сообразуясь не с необходимостью, а руководствуясь «свободой творчества».
Как бы мы не чувствовали себя гадами, что наступаем на горло творчеству, но запретили все эти работы. Одно дело — наряжать длинноногих красоток и мускулистых ребят в причудливые костюмы, другое — изменять их организмы, руководствуясь только «творческими соображениями и дерзкими замыслами».
Даже одежда меняет человека, он в деловом костюме начинает вести себя иначе, чем в спортивном или пляжном, а в генетически измененных телах, переделанных только в целях творчества, что значит — как можно причудливее и невероятнее, кто знает, какими вывихами будет обладать психика. Во всяком случае, из полутора миллиона проголосовавших, лишь сто двадцать против, и еще четыреста воздержались, ссылаясь на малоизученность последствий.
Последствия, как правильно сказал Кульнев, председатель координационного Совета, могут быть только катастрофическими. Сейчас просто взрывообразный рост новых технологий, крупных открытий, изобретений. За всеми даже не уследить, не то, чтобы изучить последствия, потому выбираем трусливенький путь, как нас обвиняют, да, трусливенький путь шараханья от всего неизвестного… которое не является приоритетным для развития.
Более того, сказал Кульнев, он вынужден поставить вопрос о полном подключении всех трансчеловеков к Сети. Полном и постоянном. Это предусматривает постоянное сканирование Контроля за всеми мыслями и действиями. Частная жизнь, естественно, остается неприкосновенной, но Контроль будет моментально реагировать на ключевые слова, мысли и символы, что грозят человечеству неприятностями.
Я морщился, пережидал шум. Трансчеловеки, а галдят, как стая рассерженных ворон. Все по-дикарски отстаивают право на неприкосновенность, забывая, что дикарь мог дубиной убить двоих-троих. Пока его повяжут, а трансчеловек в состоянии уничтожить все человечество. Значит у нас только два пути: либо лишить себя добровольно власти и вернуться в первобытное общество, либо позволить следить за каждым своим шагом и даже словом.
Ватрохин, самый горластый, потребовал, чтобы функции надзора были переданы Искусственному Интеллекту. Тот будет реагировать только на ключевые слова. в наших стыдных тайнах копаться не станет. Но, конечно, для надзора за Искусственным Интеллектом, за ним тоже нужен глаз да глаз, необходимо создать контрольный орган, во главе которого он готов встать.
Я видел как тихо бесится Кульнев, поползновения Ватрохина видны невооруженным глазом, наконец он попросил минуту внимания.
— Я что-то не понял, — сказал он рассерженно. — Простите, о каких таких стыдненьких тайнах идет речь? Мы все последнее столетие подготавливали народы к нынешней открытости! Еще в двадцатом веке похерили необходимость действенности и всех проблем с ее отсутствием, в двадцать первом женщины стали открыто говорить о менструации и проблемах секса, исчезло такое явление, как подглядывание за раздевающимися женщинами, а внедрение добавочного зрения вообще сделало необходимость одежды устаревшей фикцией. Никто не стыдится даже дефекации, что когда-то было табу и всячески скрывалось, как будто это естественная потребность организма, без которой никто не в состоянии жить — нечто преступное. Сейчас уже скрывать нечего… если это не касается подготовки преступлений. У вас есть возражения? Я имею в виду серьезные возражения?…»»

2113-й год
«»Дважды переносил захоронение, ибо планету стремительно перестраивают, поверхность уже порекопана вся трижды. Уже взялись разрушать «бесполезнее» горные хребты, орошать пустыни, а среди непомерного Тихого океана поднимать обширные острова. Пока что острова, но уже есть осторожные расчеты по сотворению огромного материка, который ляжет таким образом, что не затронет сложившиеся теплые течения.
Наконец просто забрал косточки, уцелели даже клочья одежды, наплакался едкими слезами, сложил все в металлический сосуд и еще раз повторил свою клятву.
Которую никогда не забываю.»»

Кроме той огромной армии наноботов, что выпущены для преобразования поверхности планет, еще миллиарды охотятся за кометами и астероидами, разбирает на составные и собирает уже в виде космических станций, что и станциями называть неловко — огромные города в невесомости, разные по размерам Парижу или Лондону.

2115-й год
Наконец-то началась операция, в которую многие уже не верили — «Крионика». Медицинский Центр заявил, что готов приступить к размораживанию даже самых первых пациентов, заморозка которых проводилась в абсолютно неверных условиях, когда образовывавшиеся кристаллики безнадежно разрывали клетки, повреждали нейроны. Эти люди, если их разморозить, умрут раньше чем кончится процесс размораживания. Они уже мертвы, убиты надежнее, чем если бы по ним прогнали колонну танков.
Однако наноботы теперь могут поклеточно восстановить разрушенные тела, срастить нейроны, даже вернуть старческие тела в более молодое состояние, после чего пациента можно пробудить в новом мире. Настало время вернуть Светлане обещанное.

2116-й год
На планете планомерно сокращается количество населения. Из семь миллиардов осталось около миллиарда, вроде бы тот самый «золотой миллиард» преуспевающих западных стран, хотя на самом деле нас, трансчеловеков, всего несколько миллионов. Не больше десяти, это население большого города, хотя мы чаще всего разбросаны по планете.
Остальные же — это просто человеки, люди, которым и так хорошо. Нет, они не стремятся в пещеры, они очень охотно пользуются всеми благами нанотехнологий, получили от нас совершенно бесплатно идеальное здоровье и практически неограниченную жизнь, которую все проводят в развлечениях, в виртуальных мирах. Никто из них не имплантировал чипы, для них это пугающе и мерзко, тем более, что стволовые клетки всем вернули молодость, они все гордятся, что даже зубы у всех родные, вырастающие, как у бобров, никогда не стирающиеся, всегда белые и красивые.
Быстро уходя по ветке технологий, мы еще не стали смотреть на них, как на стадо диких ждивотных, хотя с холодком понимаю — это придется. Когда-то между нами будет больше пропасть, чем между человеком и микробами. И это «когда-то» на самом деле очень близко.

2117-й год
«Заглянул к Светлане, она наконец-то дала уговорить себя вернуться в девический облик, молодая и красивая живет в мире, наполовину виртуальном. В нем я обнаруживаю и «себя».
Присмотревшись, я сказал:
— Что-то в этом Владимире не совсем верно. Давай подправлю…
— Нет-нет, — сказала она поспешно.
— Почему? Я ничего не испорчу.
— Нет, — ответила она и взглянула мне в глаза прямо. — Меня он устраивает именно такой… как есть.
Каким я тебя сделала, прочел я на ее лице. С теми поступками, какие я от тебя от меня ждала.
Некоторое время мы смотрели друг на друга, оба не знали, как выпутаться из неловкой ситуации, даже я не знаю, ведь у меня всего лишь «расширенный» интеллект, а к «приподнятому» только подступаемся, наконец Светлана произнесла с прежней задорной улыбкой:
— Не надо, Володька, не ищи никаких слов. Я просто люблю тебя… но тебя это ни к чему не обязывает.

2118-й год
Все ближе приближаемся к сингулярности. Технологический прогресс все ускоряется, интеграция человека с компьютерными системами уже не вызывает шока, увеличение и усиление разума идет стремительными темпами. Мы, став намного более разумными, начинаем создавать еще более разумные системы, что позволит нам стать еще мощнее, развитее, а на том этапе создадим что-то еще более крутое, навороченное, так что при все большем ускорении выйдем на тот промежуток времени, когда мир окажется населен сверхлюдьми, которые отличаются от нас больше, чем мы… нет, не от обезьян, а от дождевых червей.
Тревожно.
Мы можем все предсказать… или хотя бы предсказывать с разной степенью вероятности, но что будет после сингулярности — представить абсолютно невозможно.
Среди ночи был звонок, я взглянул на экран, что возник в пространстве перед моими глазами, там двигались увеличенными в миллионы раз механизмы, показывая заключительный этап сборки первого настоящего нанобота-ассемблера. Свершилось! И никогда мир уже не будет прежним…

Мы настолько привыкли, что «мысль быстрее всего на свете», что как-то не задумывается о том, что длиннорукий не так быстро отдернет руку, обжегшись, чем короткорукий, все из-за того, что сигнал от обожженного места должен сперва дойти до голову, получить команду отдернуть руку от опасного места, затем послать сигнал удаленным мышцам поспешно сократиться.
Мы смеемся над динозавром с длинной шеей, у которого выпрыгнувший откуда-нибудь зверь быстро откусывает голову, а тело еще идет, идет, идет, наконец сигнал о случившемся доходит до передних ног, они подгибаются, безголовый динозавр падает на передние лапы, а задние еще делают пару шагов, до них дойдет позже.
Смешно, но у нас самих та же скорость. Просто мы к ней привыкли. А суетящаяся белка или мышь кажутся существами из другого времени, настолько быстрые у них Смешно, конечно, ожидать хоть чего-то от замены одного нейрона, но я все равно инстинктивно прислушивался, хотя умом понимаю дурость, но на чуйства ни один трансчеловек еще не покусился, уже понятно, что человек состоит из чувств, а так называемый ум — это его мелкий, хоть и самый расторопный слуга. Причем, такой слуга, что без хозяев жить не сможет: дай ему свободу — быстро умрет, потеряв цель жизни.

…Проснулся в холодном поту, застыл в страхе, не услышав привычного биения сердца. И вообще что-то странное, словно сон продолжается. Я попробовал встать, ощущение такое, что поднимаю гору. Сердце не бьется, как не работают легкие, не слышу внутренних органов вообще…
В страхе поднялся, тело будто чужое, двигаюсь с невероятным усилием, всякий раз преодолевая сопротивление…
За окном что-то странное: над тарелкой с орешками и зернами зависла в воздухе, медленно-медленно двигая крыльями, словно засыпающая рыба, птичка, в которой я с изумлением узнал синичку. Целую минуту она опускалась на край кормушки, лапы выдвинулись, как у приземляющегося лайнера шасси, медленно сомкнулись на крае тарелки, коготки заскользили по скользкому фарфору.
Крылышки сложились, синичка опустилась на лапы и стала похожа на воробья, сердитого и нахохленного. Обычно синички тут же прыгают к зернышкам, хватают одно и тут же улетают, пока не согнали другие, но эта сидит, словно заснула. И тут как молния свернула в мозгу, я чувствовал как раскрываются шире мои глаза. Одно дело предполагать, как буду чувствовать себя с замененными нейронами, другое — ощутить…
Это не мир замедлился в сотни тысяч раз, это я ускорился… нет, тело осталось тем же, но процессы в мозгу идут с непривычной скоростью… опять же не совсем так, именно с привычной и естественной для такой структуры скоростью. Так это, примерно в триста тысяч раз быстрее, чем у того Владимира, каким я был вчера.
Я измаялся, пока добирался до работы. Твердо решил, что последний раз вот так по-старинному, лично, а отныне буду только через голограммы. Для меня нынешнего за эти четыре минуты, что добирался от квартиры до офиса, прошло несколько месяцев), на двадцатой секунде я догадался подключиться к Сети, усвоил семьдесят терабайт новостей, прошел курс углубленной диагностики клеточных ядер, хотя на фиг это мне, просмотрел все о погружениях на дно Тихого океана и даже выучил строение морских ежей.
К дверям офиса я подходил, уже усвоив все-все, что знает или думает, что знает, человечество к этому дню, это не так уж и много, а рецепторы постоянно ловят, обрабатывают и раскладывают в памяти всю лавину новостей, открытий, изобретений, улучшений, дополнений и новых идей, пусть даже самых нелепых…

…Отныне я работал дома, связываясь с компанией лишь по широкополосной связи. Мои голографические копии разгуливали по всему комплексу, отдавали указания, сами брали в руки инструменты и показывали совсем ошалевшим сотрудникам, что и как делать. Почти никто не успевать понять крутые повороты в работе, но если в моей секунде помещается сто тысяч их секунд, а в сутках всего восемьдесят четыре тысячи, то я за час успеваю «прожить» несколько месяцев. И успеваю продумать дальнейшие пути. Если можно ограничиться только теоретическими выкладками, я успеваю за пару их минут сделать то, на что они затратили бы годы.
Здесь дело не только в скорости моего мышления, но я в самом деле его невероятно расширил, будучи постоянно подключенным к Сети. Наверное, я все еще остаюсь «слабым сверхинтеллектом», но и при этой слабости я в короткие сроки сделал массу усовершенствований, пару крупных изобретений и отыскал принципиально новый путь к переходу всего тела на принципиально новый уровень, то есть, на энергетический…»»

…Чего мы не ожидали, так это целой армии «первопроходцев», что устремятся в космос в своих летательных шарах. Все-таки зов странствий настолько у нас в крови, что даже самые что ни есть домоседы обзаводились силовыми коконами и, взяв все необходимое, взмывали в небеса. Правда, большинство лишь кружит вокруг Земли, а потом опускаются на прежние места и састливо балдеют, только уже не перед жвачником, где показывают футбол, а в виртуальных мирах, созданных ими же самими.
Но отыскались и те, что полетели на Луну, а некоторые даже направились в сторону Марса, Венеры, спутников Юпитера и Сатурна. Некоторые из тех, кто сумели обзавестись силовыми коконами, недолго сидели в виртуальных мирах, отправились в них путешествовать в океан, что остается все еще куда более неисследованной областью, чем луна, Марс или даже Нептун.
Практически все «простые» погрязли в виртуальных мирах. Соблазн оказался настолько силен, что даже некоторые из наших, из транслюдей, попадали в минуты слабости или душевной усталости в эти сладко-послушные вселенные, где все творится по твоему велению, никто не спорит, не давит, не старается подчинить, а все соглашаются, поддакивают и со всех ног бросаются выполнять твои мудрые указания.
Вернее, не попадали, а пропадали, на самом же деле мало кто из нас не посещает такие миры, а то и создает сам под свои причуды, вся трудность в том, чтобы выйти из этих сказочных вселенных, где ты — Бог, и вернуться в не такой уж и уютный реальный мир…

…Наш проект перехода в энергетические формы шока не вызвал, как мы опасались, но немалое смятение в умы внес. И, похоже, снова намечается некий раскол. Первый произошел при переходе к транслюдям: шесть миллиардов населения предпочло остаться «просто людьми», не замечая, что это вроде бы гордая и произносимая с достоинством фраза синоним «простолюдинов». Затем из оставшегося миллиарда мы сумели повести с собой в мир расширителей интеллекта не больше ста тысяч.
И вот теперь, сколько нас решится окончательно оказаться от человеческих… нет, уже не человеческих, но хотя бы сохраняющих их подобия тел?..

…Корабли, корабли, корабли: круглые, ромбовидные, квадратные, составленных из сфер и шаров, самой причудливой формы, но все чудовищно мощные, в сверхпрочной титановой броне, ощетинившиеся тысячами пушек, прощупывающие все вокруг злобно прищуренными щелями локаторов. Часть кораблей барражирует над планетой, часть выдвинулось на дальние рубежи, что означает орбиту Плутона, а так как Плутон тоже «наш», то территориальные воды вокруг нашей Солнечной системы тоже считаются неприкосновенными, и потому любой, ступивший в зону их действия, считается врагом и подлежит немедленному уничтожению. «Нашей» зоной «простые» договорились считать пространство за орбитой Плутона на полторы парсека.
Мы в эти детские игры не вмешивались, пусть играют, нам-то хорошо известно, что вся наша галактика необитаема, это уже проверено, да и вся вселенная, похоже, пуста. Никто и нигде не подает признаков жизни вообще, а про разумную и говорить смешно…

…Мы знаем все, что происходило, происходит и будет происходить во вселенной. Конечно, «будет», если не станем вмешиваться, но нам такая примитивная вселенная не нужна. Самое время не только изменить ее форму и структуру, но и создать для нее другие фундаментальные законы…

Мы входим в сингулярность. Все только начинается.

Смотрите также:

Сообщить об ошибке