Публикации Форум Мероприятия 1 Ноотека ?

03 декабря 2016, 19:03Просмотров: 140

ДВЕ ЖИЗНИ

Автор: Александр Сигида

Зевота раздирала мне рот до боли. Не смущаясь пустого коридора, подвывая и кривя лицо, я шёл к дверям офиса. Обычное дело — когда добираешься утром из области на электричке, то либо приезжаешь на сорок минут раньше, либо опаздываешь. Сегодня я совершил геройский поступок — прибыл раньше!
В офисе заученными движениями рюкзак, прислонил к стене. Куртка повисла на вешалке. Я взглянул в зеркало. Вытянутое лицо, взъерошенные чёрные волосы. На носу широкие очки футуристичной формы, оканчиваются закрывающими уши круглыми наушниками. Сквозь очки смотрят красные глаза. Лицо помятое, заспанное.
Нет, так не пойдёт, решил я и сосредоточился на меню очков. В воздухе раскрылось окошко. Пробежавшись по иконкам, я запустил режим активного редактирования реальности, принялся «цеплять» взглядом в отражении зеркала элементы лица и двигать ползунки. Тут же лицо разгладилось, налилось румянцем и бодростью, краснота с глаз ушла, взгляд стал острым, цепким. Жаль только, что из сотрудников фирмы, оценит только Лидочка, у других нет таких классных очков дополненной реальности. Ну и пусть таращатся на меня настоящего — унылого и не выспавшегося. Удовольствия в этом мало.
У нас маленькая фирма, оказывающая услуги в оформлении разных юридических бумаг. Офис разделён на два кабинета, в одном работает штат юристов из двух человек, в другом царствует наша начальница — Мария Семёновна. Там же рабочее место Лидочки — менеджера по работе с клиентами. Курьеры, я и Жорик, в офисе редко, потому своих мест у нас нет, в редкие минуты безделья располагаемся где придётся.
Как и думал, ещё никого нет. Плюхнувшись в кресло за рабочим столом Марии Семёновны, я откинулся в удобном кожаном сидении и запустил игрушку. Именно её прохождение, вчера, или вернее уже сегодня, и стало причиной моего сонного вида. Очки принялись отрисовывать виртуальный мир. Интерьер кабинета потускнел, появилась игровая заставка, через наушники ворвалась резкая музыка перемежающаяся стрельбой и рёвом монстров. Реальность померкла, передо мной мрачные стены заброшенного бункера, мигает тусклый свет, искрит проводка. По полу разбросана разбитая аппаратура, истерзанные человеческие тела. Я крепче сжал шотган и двинулся вперёд. Каждый шаг отдаётся гулким звуком. Под подошвами изредка похрустывают осколки стекла.
Комната с разбитым оборудованием сменилась тёмным коридором. Гулкие звуки шагов отскакивают от стен, уносятся вперёд. Я остановился у изгиба, уже знаю, что ждёт за ним, вчера погорел на том, что выскочил резво. Секунду помедлив, я осторожно выглянул. Тут же с рёвом выскочила четырёхлапая тварь размером с быка. Вся из сплошных зубов, когтей и шипов. Палец вдавил курок, выстрел эхом прокатился по коридору. Я успел отпрыгнуть назад. Продолжая судорожно жать на курок, принялся отступать обратно к просторному помещению. Уж там я покажу этой твари.
Злобная, слюнявая рожа морщилась от выстрелов, но тут же делала рывок, клацая зубами почти у самого дула…
— Степан! Степан! Ты издеваешься?!
Я не сразу узнал голос Марии Семёновны, не понял, что этот голос делает в игре. В панике сорвал очки, хотя есть кнопка паузы, сворачивающая виртуальное изображение. Я увидел недовольное лицо начальницы. Не молодая, но ещё довольно симпатичная. Брови Марии Семёновны недобро сошлись у переносицы, к щекам прилил румянец. Из зачёсанных назад волос выбилась прядь, пересекая лицо и придавая ещё более грозный вид. Я втянул голову в плечи и, стараясь не делать резких движений, начал выбираться из кресла начальницы. Со стороны, наверное, похоже, как если бы с её кресла пытался сползти испуганный уж.
— Сколько можно, Афанасьев?
Суровые глаза Марии Семёновны сверлят как дрелью. Я промямлил что-то невнятное, опустил взгляд в пол. В наушниках продолжало рычать, реветь, бубухала динамичная музыка. Я судорожно прикоснулся пальцем к основанию дужки, образовалась звенящая тишина, которую прорезал голос Марии Семёновны:
— Афанасьев, ты же будущий юрист, а тратишь время на чёрт знает что! Делаешь всё спустя рукава. Ты хоть что-то за время работы здесь сделал нормально?
Я промолчал, спорить было бессмысленно. Так уж сложилось, что даже пустяковые задания — принеси-подай, выходили из рук вон плохо. может быть виной тому природная застенчивость и проблемы в общении с новыми людьми, может быть что-то другое, но будущую профессию я, скорее всего, выбрал не ту, не ту. Юрист и растяпа — вещи несовместимые.
— Я буду стараться, Мария Семёновна, — пролепетал я, и робко поднял взгляд.
Только сейчас заметил, что за сценой наблюдают Лидочка и Жорик. Лида смотрит сочувствующе, за стеклом её кибер очков, что в виде сплошной, узкой полосы, влажно блестят карие глаза. Я даже на миг забыл о Семёновне, залюбовался девушкой: разделённая надвое чёлка открывает высокий лоб, на плечи падают тёмные локоны, фигурка с идеальными пропорциями, будто работали лучшие дизайнеры трёхмерного моделирования. На Жорика бросил взгляд и отвернулся, хихикает, сволочь, что ещё можно ожидать от этого лохматого, как сенбернар.
— Ты всякий раз говоришь, что будешь стараться, — сказала Мария Семёновна уже спокойнее и кивнула на очки в моих пальцах — Степан, прекращай тратить время на чепуху, ты уже не маленький, тебе надо опыта набираться, сколько осталось учится? Год, два?
— Три, — буркнул я.
— Тем не менее. Я тебе не мама и не папа, я твой работодатель, и это моё последнее предупреждение. Нужно жить реальной жизнью, а не придуманной, — отчеканила она снова кивнув на мой девайс.
— Ладно, — продолжила она уже будничным тоном, — подойдите с Жориком к Лиде, у неё комплекты документов для заказчиков, она распределит, кому куда ехать.

В метро спускались вместе с Жориком. Он стал на эскалаторе на ступень ниже меня и усмехнулся моему удручённому виду.
— Не надоело получать нагоняи от Семёновны? — спросил он, весело хмыкнув.
— Да мне вообще всё надоело, — ответил я зло, чувствуя как внутри нарастает раздражение, — надоело быть на побегушках. Как тут наберёшься опыта, бегая по метро и развозя бумажки?
Жорик хмыкныл, поинтересовался:
— Так чего торчишь тогда тут? Поищи что-нибудь подходящее, где не надо бегать по метро.
Я вздохнул, развёл руками.
— Мне нужен опыт работы в юриспруденции.
— Ну и нашёл бы работу более подходящую.
Я снова вздохнул, отвёл глаза.
— Честно говоря, не уверен, что справлюсь, я с этой-то не особо… сам видишь. Что уж говорить о чём-то более серьёзном. Покручусь курьером, понаблюдаю за нашими юристами… потом видно будет.
Жорик снова хмыкнул.
— Пока не попробуешь не узнаешь.
— Да и удобно совмещать с учёбой, — будто оправдывался я, — работа пару раз в неделю по несколько часов в день…
Эскалатор доставил нас вниз, я неловко шагнул вслед за Жорой на твёрдую, непоколебимую поверхность. Он бросил взгляд на указатель перехода на другую ветку и, хлопнув меня по плечу, попрощался до вечера.
Я втиснулся в вагон, следом придавило, прижало, вагон переполнен. Двери сдвинулись и под бубнящий голос, объявляющий следующую станцию, поезд тронулся, начал набирать скорость. Меня вжало инерцией в кого-то сзади, раздалось недоброе ворчание. Плевать! Что я могу поделать в такой давке, где даже ухватится не за что?
Где-то в другом конце вагона, поверх голов, проглядывают несколько виртуальных маячков, кто-то с кибер-очками. Почти у всех злые смайлики, только у одного игровой значок — режется в файтинг. Виртуоз, раз играет в таком месте. Нужно очень хорошо себя контролировать, чтобы не дёргать рефлекторно руками и ногами в реальности. Я сам долго бился над этим…
Я покрутил головой, попробовал двинуть плечами, на что толпа отозвалась недовольным ропотом. Плюнув на всё, расслабился и послал геймеру предложение сразится.
Толпа вокруг исчезла, сменившись развалинами восточного храма. Справа, по дороге выложенной булыжниками идут монахи в жёлтых одеяниях. Над головой сквозь разрывы в тучах проглядывает мрачное солнце, завывает ветер. Под ногами истерзанная временем булыжная поверхность, в щелях перемещается под порывами ветра каменная крошка. Я посмотрел на противника — крепкий, поджарый боец с азиатским лицом. Из тени, бросаемой широкими полами остроконечной шляпы, сверкают холодные глаза. На плечи накинута безрукавка, подпоясанная брутальным ремнём из широких пластин. Свободные штанины стянуты на голенищах бинтами.
Зазвучала зовущая в бой музыка, моё сердце встрепенулось в ожидании схватки. Давненько я не резался в «Мортал комбат». На периферии зрения пошёл отсчёт, мелькнуло красным «Fight» и мы ринулись друг на друга, нанося удары и уклоняясь. Внутри меня нарастал боевой азарт, я бил зло, отрывисто, но противник попался умелый — уклонялся, ставил блоки, контратаковал. Мы кружили в жестоком и красивом танце, нанося страшные удары от которых в реальности человека расплескало бы как от столкновения с камазом. Он подпрыгнул и обрушил сверху удар ногой, я уклонился, почувствовал толчок тугой струи воздуха. Там, где я стоял, будто бы взорвалась динамитная шашка, брызнуло каменной крошкой и по плитам зазмеилась трещина. Тут же я сконцентрировал энергию в кулаках, нанёс удар. Противника отшвырнуло, в одно движение я оказался рядом с ним, ударил ногой, перегруппировался для комбо…
— Молодой человек, — услышал я чей-то скрипучий и недовольный голос, — не наваливайтесь так.
Но передо мной противник, другого шанса провести серию не будет…
— Молодой человек, я вам говорю…
Мелькнуло, я почувствовал удар, земля и небо несколько раз поменялись местами.
Чёрт возьми. Злость внутри вспыхнула как ядерный взрыв, на висках запульсировали желваки. Одним махом я свернул виртуал и вновь увидел вокруг внутренности вагона метро и стиснувшую меня толпу. И снова где-то сзади раздражённый и наглый голос:
— Молодой человек!
Я почувствовал как меня уже пихают в бок, нетерпеливо и резко, пытаются отодвинуть, но впереди так же тесно, двинутся некуда. Внутри злоба и раздражение уже затапливают меня, захотелось наорать на идиота, а лучше вбить по уши в землю, как только что я чуть не сделал это с ниндзя в шляпе.
— Да, да, простите, — сказал я робко, сам не веря своим словам, но ярость в душе вмиг куда-то испарилась, вместо неё там появился дрожащий зайчик, робкий и беззащитный. — Извините, тут тесно.
Я вымучил жалкую улыбку и попытался хоть немного отодвинутся.

С толпой я выплеснулся на поверхность, тут сразу же стало просторней, все рассосались в разные стороны. Справа шоссе, пробка. Слева — старого вида дома, первые этажи заняты витринами магазинов, салонов, кафе. В виртуальном пространстве, вплетаясь в реальный мир висят рекламные баннеры. Впереди, за перекрёстком, виднеется чуть изогнутый мост, пробка переваливает за него, крыши автомобилей блестят на солнце. Кажется, мне туда. Перед глазами, выскочила карта, галочкой отмечен нужный адрес. Да, за мостом группа домов, мне туда.
Офис нужной фирмы расположился в цокольном этаже одного из домов. На входе встретили двое крепких ребят в чёрных пиджаках, связались с офисом, удостоверились и пропустили. Я быстро нашёл бухгалтерию, отдал пакет с документами, в рюкзаке остались ещё два, нужно успеть отвезти сегодня, и направился обратно к метро, обдумывая важный вопрос — где пообедать.

К вечеру я развёз оставшиеся пакеты, и уставший, с гудящими, как перегруженный проц, ногами возвращался в офис. В метро посвободней чем утром, вагон полупустой. Я откинулся на сидение и вытянул ноги.
Взгляд заскользил по пассажирам. С кибер-очками никого. Напротив и чуть правее скромно сидит девушка, в руках раскрытая книжка, я такие последний раз держал в школе. Мои глаза прикипели к лицу, такого прекрасного и одухотворённого я не видел ни разу в жизни.
Сердце сладостно защемило. Я заёрзал, захотелось во что бы то ни стало познакомиться, узнать её интересы, кусы… а вдруг совпадают с моими?
Но как? У неё нет кибер-очков. К ней не стукнешь в «асю» или «скайп», не напишешь сообщение в соц-сеть. Да и она не увидит того, что написано у меня на страничке… то есть, придётся как-то самому, используя личное обаяние, доносить до неё какой я классный и замечательный, какие у меня интересы и цели в жизни. Этого-то я и не умею. Да и обаятельности никогда за собой не замечал.
В голове лихорадочно носятся мысли, глаза не отрываясь ловят каждое её движении — взмах ресниц, улыбку губ, движение пальчиков, перелистывающих страницу.
Скоро станция, а вдруг она выходит?! Нужно что-то сделать, нужно перебороть страх и робость и подойти, познакомится, заговорить… Но о чём? Я готов был убить себя за то какой я есть.
Движение поезда замедлилось. Я испуганно посмотрел на богиню читающую книгу, но она лишь бросила взгляд на табло с названием станции и продолжила читать. От сердца отлегло, у меня ещё есть время.
Поезд затормозил, двери с тихим шипением раздвинулись. Несколько пассажиров вышло, с платформы послышались крики и гогот. В вагон ввалилась толпа панков или металлистов, не знаю как они называются, по-моему, — механистами, но, на мой взгляд, разницы никакой. Я таких часто вижу, когда еду из области или обратно. И, откровенно говоря, механисты, это слишком громко сказано, редко у кого бывают заменённые протезами конечности. Пока ещё много не урегулированных правовых нюансов в медицинской практике. Врачи не берутся отрезать здоровые руки или ноги дабы заменить их сверхтехнологичными протезами, даже если «пациент» готов подписать какие угодно бумаги. Но никто не мешает тебе исковеркать себе руку и выдать за несчастный случай, правда встаёт вопрос о психической вменяемости…
Четверо парней и две девушки. Парни одеты в джинсовые штаны и кожаные жилеты с наклёпками и шипами, бриты наголо. У одного на голове ирокез, у другого лысый череп покрыт вязью дорогущей, металлизированной татуировки, линии разной толщины блестят в свете вагонных плафонов. Девушки в коротких шортиках, груди едва прикрыты переплетением кожаных ремешков. Настоящий протез только у одного — левая рука начиная от плечевого сустава. Протез не замаскированный под живую плоть, нарочито выделяющийся своей механичностью, немного угловатый, с блестящей поверхностью отполированного металла. У других механистов лишь непонятные хромированные пластинки и бляшки вживлённые в кожу на руках и груди, складывающиеся в причудливые геометрические узоры, да металлизированные тату.. Девчонки так и вовсе обошлись пирсингом средней жёсткости.
Компания шумно ввалилась, по-хозяйски осмотрев вагон. Один парень, гогоча, упёрся в закрывающиеся двери растопыренными руками и только после третьей просьбы из динамика не задерживать отправление поезда дал створкам сойтись, поезд тронулся. Механисты разбрелись по вагону, кто-то развалился на сидении, парочка — парень и девушка прислонились к окну и принялись жадно целоваться в засос, ладони парня обхаживают грудь и бёдра подруги. Кто-то из пассажиров брезгливо отвернулся, но большинство смотрит с интересом, возможно даже мысленно делая ставки на то, снимет он и без того скудную одежду подруги пока поезд доедет до следующей станции или снимет уже после.
Вожак с хромированным протезом прошёл мимо меня, деловито осмотрелся и плюхнулся рядом с девушкой читающей книгу. Я чуть не захлебнулся от негодования.
— Эй, подруга, — сказал он густым баритоном, — что читаем?
Девушка хмуро посмотрела на него и отодвинулась. Механист гоготнул:
— Недотрога какая. Читать вообще вредно, глаза портятся, а импланты для глаз дорогие. Но ты ведь и так не будешь вставлять в своё человеческое тело ничего постороннего? Ну, разве что силикончика.
По вагону раскатился дружный гогот.
Он придвинулся, приобнял девушку металлической рукой. Девушка вздрогнула и попыталась сбросить руку.
Нужно что-то делать, нужно встать и вступится. Но что-то внутри сковало меня, в животе образовалась глыба льда, холод от неё распространился на все тело, сковал руки и ноги, сковал голос.
— Ты чего пялишься? — обратился вожак механистов ко мне.
Холод внутри стал просто невыносим, я почувствовал, как подрагивают колени, и я весь внутри дрожу.
— Н-нет, ничего, — выдавил я и опустил взгляд.
Девушка взглянула понимающе, но в её взгляде всё же проскочило что-то презрительное. Поезд начал тормозить, девушка с независимым видом поднялась и подошла к двери. Механист свистнул ей вслед и глупо заржал.
Мне хотелось провалиться под землю, я поправил очки на носу, сделал стёкла тёмно-зеркальными и запустил игру, погрузившись в другой мир, где я смелый и решительный, крушу врагов страшными ударами, стреляю с двух рук или рассекаю мечём, где на меня вешаются красотки, я всё могу и всё умею.

В офис тащился удручённым, в душе оставался осадок. Я распахнул дверь, бросил куртку на вешалку, рюкзак у стены, и толкнул дверь в кабинет Марии Семёновны. Жорик уже там, прихлёбывает чай, сидя за столиком в углу. Хихикнул, взглянув на меня. Лида что-то печатает за компом, оторвала взгляд от дисплея, глаза посмотрели сочувствующие сквозь стёкла очков. Чувствуя недоброе, я взглянул на Марию Семёновну.
— Афанасьев! Ты куда документы отвёз?
Я опешил.
— По адресу, куда же ещё?
— Ты идиот! Ты перепутал два комплекта! Мне звонили час назад из двух фирм, они получили не те документы!
Я почесал затылок, глупо улыбнулся. Семёновна покачала головой.
— Всё, Степан, это последняя капля, в субботу можешь не приходить.

Получив расчётные, я вышел из офиса и направился к метро. Не скажу, что очень расстроился, но досада внутри засела. Даже не знаю на кого… Скорее на самого себя. Весь день сегодня ни к чёрту.
Домой приехал чуть раньше обычного, даже учитывая то, что от электрички плёлся пешком. Родителей ещё нет. Я заглянул в холодильник, отрезал кусок ветчины.
Хотел завалиться на кровать, да так чтоб потянуться, вытянуть уставшие ноги, похрустеть суставами. Но лёжа восприятие виртуала хуже. Очки не дают полного погружения, нет обратной связи с мозгом, глаза видят что ты стоишь а гироскопический аппарат твердит что тело в горизонтальном положении… Скорей бы уже нейроинтерфейсные разработки вышли из застенок лабораторий, разработчики обещают, что вот-вот новые девайсы появятся в массовом пользовании. Правда, стоить будут, наверное, как элитная квартира в центре столицы.
Я примостился в кресле и запустил клиент онлайн игры. Пошла заставка, я ввёл логин, пароль, выбрал персонажа, и очутился в дивном мире поражающем воображение красотой и уютом. Вокруг стены средневековой крепости. К бесконечно-синему небу уносятся изящные шпили башен, там треплются на ветру красные флажки. Легкие облака подсвечены золотистыми солнечными лучами. Перед воротами площадь, торговцы зазывают посмотреть дивные товары — волшебные мечи и доспехи, изящные одежды, магические книги и амулеты.
На моей груди кольчуга — плюс пять к уклонению, на кистях перчатки со стальными накладками — плюс один к точности удара, из-за плеча торчит рукоять двуручного меча, жалко не чувствуется тяжесть, было бы приятно.
Я открыл закладку с квестами, остался один — закрытие пространственного разлома, его можно выполнить только в группе. Крикнув в чат и немного подождав, я решил направиться в дикие земли, где и находится разлом, и поискать напарника там.
Маг-привратник, получил горсть монет и услужливо распахнул врата телепорта. Я шагнул и очутился на дальней заставе. Отсюда пешком по выжженной, стонущей от нашествия Сил Тьмы земле. Стражники у деревянной баррикады проводили сочувствующими взглядами, впрочем, они всех так проводят.
До разлома оказалось не далеко. По дороге прибил пару огненных саламандр, каждая размером с корову, и благополучно вышел к россыпи камней. За обломками скал колыхается, портал разлома. Я огляделся и снова крикнул в чат с предложением о вступлении в группу. На удивление отозвались быстро. Справа из-за камней поднялся рослый маг. Рослый, конечно, для мага. Изящная туника расшита золотом, в руках магическая книга. Волосы рыжие, зачёсаны назад.
— Привет, — сказал он в голосовой чат. — А я уже полчаса жду кого-нибудь, одному никак.
— Да, тут сильный рейд-босс, — ответил я.
Мы пошли к разлому. Маг раскрыл толстый томик, держа его левой рукой, я потянул из за плеча широкую стальную полосу, солнечные лучи грозно блеснули на отточенном крае.
Как только мы подошли, земля дрогнула, по поверхности разлома пошла рябь. Показалась мощная когтистая лапа толщиной с дерево, она высунулась из разлома до плеча и казалась выкованной из пылающего метала. За ней высунулась уродливая голова с приплюснутым носом и торчащими из за оттопыренной нижней губы клыками. Такая же раскалённая, с аурой пламени. На макушке красиво раскинулись в стороны витиеватые рога. Через мгновенье демон полностью выбрался из разлома и возвышался над нами.
— Танкуй! — крикнул маг.
Но я и без подсказки крепче сжал рукоять и ринулся на демона. Ударил справа на лево, сталь столкнулась с огненной кожей, полетели искры. Я махнул обратно, крутанул меч над головой и ударил снизу вверх. Сзади маг, держа в одной руке книгу, в другой накапливал ледяной заряд. Морозный шар вылетел из его руки с сухим треском, разбился о грудь монстра. Оглушительный рёв, казалось, разорвёт барабанные перепонки, но демон начал двигаться медленнее и я обрушил новую серию ударов. А маг уже творит могучий вихрь с молниями.
Бились мы долго, всё таки квест рассчитан на группу из большего числа людей. Я извёл весь запас живительных бутылок, магу тоже пришлось не сладко, несколько раз уровень манны подходил к концу. Но злость накопившаяся за сегодняшний день выплёскивалась из меня, делала сильнее, помогала держать удары и наносить в ответ.
Наконец демон издал последний оглушительный рёв, упал раскинув толстые лапы. Портал закрылся. Впрочем, лишь до тех пор пока не придут новые игроки выполнять этот квест. Мы с магом поделили добычу и двинулись к заставе, обходя мелких монстров, сил у нас не осталось даже на них.
— Ты здорово бился, — сказал маг уважительно, — я не думал, что мы справимся. Давно играешь?
— Не очень, — ответил я, чуть больше месяца.
— Ты крут для своего лэвела.
Я отмахнулся.
— Да просто достало сегодня всё, вот злость и выплеснулась на этого моба.
— А что случилось-то?
Я покосился на него, неужели ему в самом деле интересно? Стоит ли рассказывать? Но поделиться с кем-нибудь хотелось.
Пока шли к заставе, я вкратце рассказал о сегодняшних злоключениях, о своей нерешительности и слабости. О досаде на то, что здесь, в виртуальных мирах я крутой, непобедимый, решительный и смелый, всё могу и всё умею, а там… Там что-то мешает быть таким, что-то внутри…
— Это психология человека, — ответил мой спутник, которого, оказалось, зовут Женя, когда мы сели у западной стороны заставы, прислонившись спинами к частоколу из необструганных брёвен, — тут много факторов, я бы мог тебе рассказать, но это долго.
— Ты психолог? — спросил я удивлённо.
Он улыбнулся, заложил руки за голову.
— Не совсем. Просто работаю над одной штукой в частном исследовательском центре, без знаний психологии там не обойтись.
— А что за штука?
Женя рассмеялся:
— Коммерческая тайна. Но знаешь, удивительно, что мы пересеклись. Возможно, я смогу тебе помочь. Ну, и ты мне тоже.
Я навострил уши.
— Ты ведь знаешь по какому принципу работают кибер-очки?
— Сенсоры в дужках улавливают электромагнитные поля мозга и интерпретируют их в команды.
— Да. Мозг состоит из множества миллиардов нейронов, связанных в цепи. По ним постоянно проходит огромное число нервных импульсов, от рецепторов и обратно, к мышцам и органам тела. Эти импульсы рождают электромагнитные поля. Всякий раз, когда нейрон возбуждается, чтобы произвести потенциал действия, он рождает крохотное электромагнитное поле…
Я скривился.
— Да знаю, знаю, не идиот. К чему ты клонишь?
— К тому, что как электромагнитное поле нейронов воздействует на сенсоры очков, заставляя по твоей воле двигаться на экране курсор, или выполнять более сложные действия; так и сенсоры, которые работают так же на основе полей, могут воздействовать на нейроны и их цепи.
Я задумался. Логически выглядит верным, и кажется я понимаю к чему клонит Женя.
— Ты занимаешься изучением обратного связи?
— Ну, не я один, говорю же, у нас команда. Изучаем влияние полей на работу нейронных цепей мозга.
У меня загорелись глаза, я жадно спросил:
— То есть, нейроинтерфейс посредством взаимодействия электромагнитных полей?
Женя покачал головой.
— Вряд ли на взаимодействии полей получится полноценный нейроинтерфейс. Воздействие слабое и не точное. Нельзя заставить видеть виртуальные объекты, нельзя заставить слышать или ощущать… максимум, что можно добиться — галлюциногенный эффект, и то, при таком интенсивном взаимодействии, что это нехорошо скажется на здоровье.
— Но в чём тогда польза? И чем это может помочь мне?
— Указанный эффект может применятся в лечении некоторых неврологических и психических заболеваний. Так же может использоваться для подавления различных фобий — боязнь замкнутых пространств, например, или боязнь пауков.
— Я не боюсь ни замкнутых пространств ни пауков, — сказал я хмуро.
Женя рассмеялся.
— У меня есть тестовый образец программки для очков, ей эффект в дублировании подсознательных качеств человека и проецировании их на сознательную деятельность. Грубо говоря, твоя решительность и другие подсознательные качества из виртуалного мира перейдут в реальный. Сольёшь две свои жизни в одну.
Я скорчил саркастическую ухмылку.
— И ты конечно же просто так поделишься этой программкой? Или скажешь сейчас, что от меня нужен денежный взнос в таком-то размере, и подсунешь какую-нибудь фигню… Знаю я эти трюки, помню были звуковые наркотики, накачка мышц во сне и прочее.
— Как хочешь, я не уговариваю, — сказал Женя, развёл руками и поднялся с земли, намереваясь уйти.
Я лихорадочно обдумывал сказанное. Наверняка ведь лажа, очередная раскрутка на деньги. Но внутри заворочался червячок надежды и веры в чудо.
— Постой, — сказал я, — на каких условиях ты предлагаешь мне это.
Женя обернулся, на губах заиграла победная ухмылка.
— Никаких чудес, — сказал он, — просто исследовательская программа. А от тебя нужны лишь точные отчёты. Так что?
— Согласен.
— Я выложу программку в закрытое хранилище и скину тебе ссылку с паролем.
Я кивнул.

Я не находил себе места, внутри бурлило нетерпение. Послышался шум на кухне, это пришли родители. Я сбегал, поздоровался, сказал, что не голоден и вернулся к себе.
Наконец раздался сигнал сообщения. Перед глазами возникло окошко со строкой ссылки. Кликнул по ней, в воздухе зависло окно браузера, вверху название файла и кнопка «скачать». Я ввёл пароль, пошла загрузка. Открыв файловую систему очков, я быстро нашёл загрузившийся файл, бегло прочитал инструкции и проинсталлировал. Вроде бы ничего не произошло. Я прислушался к себе. Ничего не чувствую. Но понятное дело, действие будет не сразу. Я запустил шутер и погрузился в привычный мир стрельбы, взрывов и криков монстров, дав себе зарок, играть не долго — завтра утром в институт.

День в институте выдался самый что ни на есть обычный. Я отсидел все пять пар, старательно записывая лекции и после последней выметнулся из стен храма знаний вместе с шумной волной студентов.
Мои мысли были заняты программой, установленной вчера. Пока эффекта никакого не чувствовал. Хотя, если задуматься, вёл я себя сегодня немного иначе, более уверенно, что ли.
Настроение хорошее, и я решил свернуть в сквер, прогуляться и обдумать всё в тишине. Шумная дорога осталась за спиной, звук машин едва пробивался сквозь деревья. Я размышлял о том, что надо бы всё таки подыскать новую работу, но идти снова курьером не хотелось.
Внезапно мой взгляд зацепился за шумную компанию впереди. Они облюбовали лавочку под раскидистым деревом, двое сидят откинувшись на спинку, двое перед лавочкой, присев на корточки. Одеты по панковски. в руках бутылки с пивом, прихлёбывают, громко смеются. В одном из тех, что на лавочке, я узнал вчерашнего механиста, к другим я особо не приглядывался, но наверняка вчерашняя компания в сборе, только без девчонок.
Я хотел было свернуть на боковую дорожку, но вдруг вожак мазнул взглядом по мне, присмотрелся, я понял, что он тоже узнал меня. Я нахмурился, сцепил зубы и пошёл прямо.
— Ба, знакомые лица, — хохотнул механист когда я подошёл ближе, — это же тот лопух с недобрым взглядом!
Я подумал, что мой вчерашний взгляд назвать недобрым было бы не правильно, скорее испуганным, но сейчас я постарался посмотреть именно недобро, с вызовом. В душе разлилось незнакомое, но в чём-то приятное чувство. Чувство уверенности в себе. Я мысленно поблагодарил Женю.
— Опа, да он ещё хорохорится, — крикнул вожак и вскочил со скамейки, за ним поднялись остальные.
Вожак подошел вплотную, двое остановились за ним, один зашёл мне со спины.
— Ребята, я не хочу проблем, — сказал я твёрдо и сделал шаг чтобы пройти дальше.
Металлическая кисть упёрлась мне в грудь.
— Ты чо, баклан, не видишь, что с тобой поговорить хотят?
Я пожал плечами.
— Не о чем нам говорить, я спешу.
— Спешит он, ха ха.
Толчок заставил меня отшатнутся назад. Краем глаза я заметил, что механист стоящий сзади замахнулся для удара. Я пригнулся, пропуская кулак, моя ладонь рефлекторно схватила противника за плечё, помогая себе восстановить равновесие и одновременно меняя его траекторию, я так часто делал в файтингах. Вторая рука не сильно толкнула вслед, но этого хватило, чтобы механист отлетел и повалился на землю. Похоже программка Жени вытащила из моего подсознания и навыки бойца, которые я отточил за годы игровой практики.
Я нагло улыбнулся и сделал приглашающий жест оставшимся троим механистам. Вожак посмотрел ошалело, брови его сошлись на переносице, на лице появились красные пятна. Он ударил кулаком в металлическую ладонь и грозно двинулся на меня. Я занял боевую стойку, в голове мелькнула весёлая мысль — будет о чём написать в сегодняшнем отчёте…

— Жень, что это?
Симпатичная лаборантка в синем халате возникла за спиной кучерявого парня, просматривающего что-то на дисплее.
— Отчёты.
Девушка пробежала глазками по строкам, лицо вытянулось в удивлении.
— Ты что, слил нашу разработку?
Парень улыбнулся:
— Я что, дурак? Нет, конечно. Меня же по судам затаскают.
— Но что это?
Девушка кивнула на отчет.
— Скинул пустышку, нам же нужна и контрольная группа. Но это не помешало ему слить две жизни воедино.

Смотрите также:

Сообщить об ошибке