Лента TH Статьи о науке и технике


«С чипом в руке — каково это?» Дилан Мэтьюс

∴ 508

Перевод статьи Дилана Мэтьюса.

В левую руку мне имплантировали чип.

«С чипом в руке — какого это?» Дилан Мэтьюс

Если быть точным, RFID/NFC чип в оболочке из специального стекла. Он почти не заметен. Мне сделали крошечный разрез, который быстро заживает.

«С чипом в руке — какого это?» Дилан МэтьюсНа фото конечный результат.

При сканировании с помощью устройств, которые поддерживают NFC (например, телефоны Android, также можно купить NFC-сканер для компьютера), можно перенести туда информацию, или считывать ее с доступных источников. Если у вас устройство с Android, такой чип удобно использовать вместо ПИН-кода или для разблокировки девайса. Если в здании вашего офиса магнитный замок, можно разместить идентифицирующую информацию в чипе и спокойно открывать дверь, не доставая ключи. Еще один счастливый обладатель чипа, Дрю Андресен, сделал так, что теперь свою машину он может открывать и заводить без ключей.

Может показаться, что это какая-то безумная «модификация» своего тела. Однако, с Зольтаном Истваном (кандидат в президенты, трансгуманист, сторонник теории бессмертия) я посещал множество «биохакерских» мероприятий и, по сравнению с ними, мой чип кажется довольно консервативной технологией. Я встречал людей, у которых магниты были вшиты в пальцы или во внутреннее ухо. Магниты со временем придется извлекать. А у меня был всего лишь маленький разрез на руке.

Знакомство с биохакерами

«С чипом в руке — какого это?» Дилан МэтьюсГараж, где проходил GrindFest.

Я проснулся в неправильно припаркованом кемпере 70-х, который внутри похож на гроб (долгая история). Я, Зольтан и все, кто поехал с нами на «Автобусе бессмертия», прибыли в Техачапи, Калифорния. Это маленький город в пустыне, на север от Лос-Анджелеса. Мы приехали на GrindFest Джеффри Тиббертса. Здесь «гриндеры» (любители экспериментов по вживлению электроники в тело) могут тестировать свои устройства, делиться ими или устраивать мозговой штурм и генерировать новые идеи.
Биохакерство, или гриндерство, это практическое выражение идей, на которых основана президентская кампания Зольтана. Однажды он написал, что трансгуманист — это тот, кто «выступает за использование достижений науки и технологий, чтобы изменить мир и помочь человечеству». Именно этим и занимаются биохакеры.

Вызов кампании Зольтана заключается в том, что он продвигает идею вечной кибернетической жизни, основанной на еще не существующих технологиях. К примеру, возможность получить искусственное сердце, способное справиться с болезнями; внутричерепные имплантаты, которые позволят общаться телепатически и «отправлять» фильмы и передачи прямо в зрительный нерв; бионические руки, которые будут настолько сильнее и удобнее, что люди захотят заменить ими те, что у них от рождения.

Таких технологий пока не существует. Самое продвинутое роботизированное сердце, разработанное французской фирмой Carnat, еще проходит испытания. Первые два пациента умерли в течение 3 месяцев. Какими бы чудесными не были современные протезы, они не являются пока полноценной альтернативой человеческим рукам. Читать мысли мы тоже пока не можем.

Таким образом, если такие радикальные открытия пока только в проекте, то заявления таких политиков, как Зольтан кажутся спекуляцией. Какой смысл в обещании вечной жизни, если даже более скромные достижения далеки от выхода на рынок?

Именно поэтому конвенция биохакеров так важна. Они не смогут продлить друг другу жизнь на 50 лет, но они используют технологии, чтобы немного увеличить возможности человеческого тела. Они обосновывают речи Зольтана чем-то конкретным. Они — это те, кто используют достижения технологий в трансгуманистических целях. Вот что говорит Лейрд Аллен, участник конвенции, который прошел 600 миль от своего дома в Юрике, Калифорния: «Люди повсеместно говорят о том, как искусственный интеллект сделает аниме реальностью и о прочих таких вещах. Но они сами ничего не делают».

«Это не хирургия»

«С чипом в руке — какого это?» Дилан МэтьюсДжастин Ворст из Grindhouse Wetcare демонстрирует Northstar 1.0.

Лаборатория Теханапи состоит из двух зданий. В первом биохакеры могут выпить и отдохнуть. Второй представляет из себя гараж, где и происходит всё самое главное. В основной части гаража стояли пара больших сдвинутых между собой столов, усыпанных паяльными инструментами, рулетками, клещами и разной микроэлектроникой, различающейся по размеру от рисинки до однодолларовой монеты, обречённых на установку под кожу кого-либо из участников.

Владелец Лабораторного пространства Теханапи Джеффри Теббетц проводил экскурсию для Злотана и других участников «Аморального автобуса». На столах лежали чашки Петри, предназначенные для «бактериальных гонок».

В основном, мы забираем „участников из разных отверстий“, для выявления наиболее быстро развивающегося образца. — Джеффри Теббетц

В правой части гаража расположилась операционная комната, где непосредственно происходят все процедуры. Она очень сильно напоминала офис доктора. В этой комнате было установлено желтое кресло для приемов, ванна, также там была коробка для безопасной утилизации шприцов, обезболивающие и бандажи. Таким образом, это было лучше место для «самодельной хирургии».

Тем не менее, Тибеттц не любит рассуждать обо всём этом как о медицинской процедуре. «Это не хирургия, потому что мы не пытаемся поставить диагноз или вылечить что-либо. Мы пытаемся модифицировать наше тело» — утверждает Тиббетц. Пирсинг или тату не являются хирургией, — продолжает рассуждать он, — и то, чем мы занимаемся — это чуть более серьезные модификации. Среди гриндеров принято больше рассуждать об эстетической части этих улучшений, нежели о практической. Аллен предлагает говорить о подобных модификациях как о «боевых ранениях», которые подразумевают получение видимых шрамов, похожих на тех, что остаются у дуэлянтов, сражающихся на шпагах. Он любой ценой хочет сделать из этого тренд: Я мечтаю ездить по всей стране, разрезая лицо хипстерам шпагой.

Помимо RFID/NFC чипов, подобным моему, наиболее популярным имплантами на сегодняшний день являются магниты, установленные в кончики пальцев. Насколько я понял, они несут в себе следующие две функции. Первая заключается в том, что они позволяют вам стать недоделанной версией Магнетто. Если вы когда-нибудь мечтали стать предводителем воинствующих мутантов, борющихся за свои права, и уничтожать своих врагов, поднимая скрепки, примагнитив их к нижней части указательного пальца, то подобный чип идеально подойдет вам. Прицеливание и стрельба из оружия на расстоянии 10 метров придут позже.

Но основной рациональный аргумент, который я слышал, заключается в том, что магниты дают вам своего рода «шестое чувство». Многие из имеющих подобные имплантаты говорили мне о том, что они были способны чувствовать магнитные поля, хотя и слабо, через пальцы. Без магнитных имплантов, подобное чувство было доселе для них незнакомым. Хотя, нельзя говорить о полном успехе подобного решения. Один из участников жаловался мне, что магниты в его пальцах мешают работать на ноутбуке: компьютер автоматически погружался в спящий режим, так как приближение его пальцев расценивалось лэптопом как закрытие крышки, в которую как раз для этого и встроены магниты.

Третьим основным типом имплантата, который обсуждался на мероприятии был имплантант «козелка». Для не-оториноларингологов «козелок» — это жесткий выступ хряща чуть выше внутреннего уха. Поставив магниты внутри траги, вы станете обладателями постоянных наушников, с помощью которых сможете слушать музыку.

Биохакер Ричард Ли, принимавший участие в ГриндФесте, — пионер в данном вопросе, имплантировавшим наушник в трагу пару лет назад. Данный процесс является достаточно сложным, но журналист Popular Science Джои Кармишель имеет очень четкое объяснение. В принципе, вы подключаетесь к источнику звука — к смартфону, компьютеру, звуковой системе, чему угодно, — при помощи стандартного 1/8 дюймого кабеля. Звук проходит через усилитель с батарейным питанием до ожерелья-катушки. Катушка создает магнитное поле, которое колеблется в соответствии с звуковой волной музыки. Магнитное поле, в свою очередь, двигает магниты в ваших ушах. Движение магнитов создаёт вибрацию воздуха у уха. «Вибрирующий воздух» это, другими словами, «звук». И вуаля — вы преобразовали ваш ушной хрящ в динамик.

По-настоящему захватывающий материал, естественно, пока находится в разработке. Джастин Ворст, биохакер из GrindHouse Wetware, хвастался Northstar — небольшим дискообразным имплантатом в руку. В Grindhouse надеются превратить его в устройство распознавания жестов. На данный момент это еще нефункциональный прототип, который полезен немногим больше, чем свет под кожей. Но с Northstar 2.0 достаточно будет лишь махнуть пальцем, чтобы получить из телефона определенную информацию, не прибегая к нажатию на экран.

Еще интереснее Circadia. Это имплант, который вживил себе один из основателей Grindhouse, Тим Кэнон. С его помощью можно перенести на телефон по Bluetooth данные о температуре и давлении. В будущем также можно будет передавать и более сложные данные, такие, как уровень глюкозы в крови. Возможно, когда-нибудь с помощью этой технологии можно будет быстро распознавать сердечный приступ. Сейчас Circadia только нововведение. Но когда-то, — сложно сказать, как скоро, — она сможет спасать жизни.

Каково это, вживлять имплант

Зольтану первому имплантировали чип. Это довольно простой и быстрый процесс. RFID чипы помещаются в шприц, как инъекции. Нужно стерилизовать нужный участок кожи, вколоть инъекцию между большим и указательным пальцами, ввести чип, и все готово. Будет немного крови, но можно обойтись даже без лейкопластыря.

Никогда не слышал, чтобы с этим были осложнения, о том чтобы что-то сломалось или кто-нибудь заразился». — Джеффри Теббетц

При вживлении магнитов в пальцы, напротив, нужно делать большие разрезы, и инфекция зачастую попадает в организм. Может также возникнуть реакция отторжения. Но RFID/NFC чипы настолько безопасны, насколько это может позволить биохакинг. Многие люди вживляют чипы в тела своих домашних животных. Если с этим спокойно живет чей-то кот, почему бы вам не попробовать?

Поэтому, перед тем, как мы ушли, я решил вставить себе чип. Поначалу от укола было больно, но потом все пошло как по маслу. Внутримышечная инъекция намного больней.

Последствия оказались немного разочаровывающим. На самом деле вы не можете использовать этот чип без устройства, с которым он может взаимодействовать. Многие телефоны на платформе Android обладают функцией NFC, и вы можете скачать приложения, с помощью которых можно вводить или считывать информацию. Но чип NFC моего iPhone функционирует только с Apple Pay, и, увы, я не могу использовать его для забавных биохакерских целей (по крайней мере, без джейлбрейка телефона).

Но в некотором отношении, проект бихакеров идеологически построен таким образом, что модификация, которую вы получаете, может быть как абсолютно бессмысленной, так и функционально практичной. Никто не спорит, что нынешнее «биожелезо» — улавливаете? — есть ничто иное как программное обеспечение, но работающее на крови — может изменить жизни людей. Это больше забавное изобретение, без всяких претензий на спасение кого-либо. Но, в какой-то степени, биохакеры (и Золтан) уверены, что имплантаты будут играть спасительную роль. Ли объясняет свой интерес к биохакингу продолжающимся ухудшением зрения. Это нововведение будет действительно значимым, если имплантаты будут способны дать ему превосходное зрение, или улучшить слух до уровня, позволяющего воспринимать эхолокацию.

Несмотря на все вышеперечисленное, модификации сталкиваются с серьезным препятствием: большинство людей не хотят становиться киборгами. Им не нравится идея становиться наполовину машиной. Им не очень-то хочется иметь чипы в своих органах, которые будут отслеживать их жизненно важные показатели. Именно здесь роль биохакера достигает своего апогея. Откровенно говоря, это не даёт каких-то козырей, но именно в этот момент появляются они и объявляют на весь мир «Мы здесь, мы являемся наполовину машинами, и мы берем лучшее от этого». Это помогает создать культурную среду, в которой имплантаты рассматривают не как что-то жуткое, а как что-то передовое и важное. Это помогает донести до людей мысль о том, что они заслуживают право изменять свои тела, добавляя в них электронику, и активно формировать свое физическое будущее, а не принимать его таким, каковым ему сужено быть. Биохакер играет такую же культурную роль, какую играет инженер.

Эта часть сделала визит Золтана особенно естественным. Он также активно распространяет идеи о трансгуманизме, технологиях, изменяющих тело и увеличивающих продолжительность жизни. Все это делалось для того, чтобы люди были подготовлены к появлению радикальных технологических достижений. Откровенно говоря, он взял на вооружение, резко отличающуюся от той, что свойственна биохакерам. Он собирается баллотироваться на пост президента, чтобы привлечь национальные средства массовой информации и спровоцировать интерес к этой теме; они пытаются медленно, но верно построить прочную биохакерскую субкультуру, которая будет проникать в общественное сознание, по мере своего роста. Но миссия, которую они преследуют, является, в целом, общей.

Если у нас есть возможность иди вперед, почему бы нам не воспользоваться ею и действительно не двигаться вперед?» — биохакер Джеф Волдрип, также известный под псевдонимом «Птица»

После Теханапи Золтан и остальные из автобуса — я, видеооператор Джереми Хаммерлинг, волонтер Роэн Хорг и репортер Telegrath Джейми Барлетт — отправились в Лас Вегас. Продолжение следует.

Оригинал

Перевод